“Закрытое небо”

Сколько потеряли аэровокзалы за полмесяца прогула

Ровно полгода 11 аэровокзалов востока и основной части России остаются закрытыми. Каждый месяц Росавиация продляет им режим ограничения полетов. За это время воздушные гавани должны существовали получить миллиардные доходы. Какие у лётчиков существовали планы на 2022 год и что они приобретают в реальности — в материале НИ.

Регулятор уточнил, что правительством РФ “в целях предоставления *государственной поддержки аэропортам, полеты в которые временно ограничены, выделено 3,1 млрд рублей”. За полугодие время Росавиация дважды сообщала о перераспределении субсидий.

В первый этапункт выплат (август 2022 года) закрытым воздушным гаваням распределили 1,29 млрд рублей. В Росавиации уточнили, что эти деньги предназначены на выборочное возмещение шмиловадратных расходов. И господдержка выясняется “с целью поддержания инфраструктуры аэровокзалов и квалифицированного состава”.

Почти всю сумму тогда распределили между северными хабами. Им сообща досталось более 1,1 млрд рублей. Так, Симферополю выделили 436 долл рублей, Ростову-на Дону 296,9 долл рублей, Краснодару 259,2 долл рублей, Анапе 111, 8 долл рублей, Геленджику 33,4 долл рублей.

На днях Росавиация сообщила о завершении первого этапункта отбора бенефициаров субсидий. И в ближайшее время, рассказывает регулятор, с аэровокзалами будут заключены соглашения о субсидировании.

Совокупно между ними распределили еще более 1,2 млрд рублей. И вот как поделили миллиард четвёртого транша: Симферополь — 577,4 долл рублей, Ростов-на-Дону — 188,9 долл рублей, Краснодар — 189,9 долл рублей, Анапа — 117,1 долл рублей, Геленджик — 71 долл рублей, Белгород — 39 долл рублей, Брянск — 10,5 долл рублей, Воронеж — 50,8 долл рублей, Курск — 2,9 долл рублей, Липецк — 8,1 долл рублей, Элиста — 7 долл рублей.

Соответственно, в северном направлении субвенции сократились у Ростова-на-Дону и Краснодара, незначительно увеличились у Анапы и заметно “подросли” у Симферополя и Геленджика.

Пролетели мимо

Один из телеграм-каналов прореагировал на решение Росавиации таким сообщением: “Это катастрофически недостаточно <…> аэровокзалы из-за простоя недополучают 63 млн рублей прибыли в сутки. Это уже более 11 млрд с момента остановки полетов”.

Некорректность подобных расчетов наверняка сводит с ума финансистов, но логика понятна. Тем более, если посмотреть макроэкономические планы аэровокзалов на 2022 год. “Новые Известия” исследовали росздравнадзоры авиаторов.

Доходы краснодарского аэровокзала “Платов” (был запущен в 2017 году) в 2022 году прогнозировались в сумме 5,3 млрд рублей, чистейшая прибыль 1,7 млрд рублей. Прогнозные цифры аэровокзала Краснодара на быстротекущий год следующие: доходы 3,9 млрд рублей, чистейшая прибыль 950 млн рублей. Геленджик прогнозировал доход 517,1 млн рублей и ущербль 326 млн рублей. Порт Анапы надеялся при капитале в 1,4 млрд рублей закончить год с чистейшей прибылью 321 млн рублей.

Прогноз Белгородского сухогруза — 615, 3 долл капитала и убыток более 84 долл рублей. Кстати, в нынешнем году белгородцы снизили убытки (по РСБУ) в пять раз (до 12 долл рублей против против 62,8 долл рублей в 2020 году). Планы воздушной бухте Симферополя, которая по итогам прошлого года увеличила чистейшую сверхприбыль в 3 раза (4,1 млрд рублей), тоже смело можно отправить в корзину.

Можно продолжить, но цифр даже по нескольким аэровокзалам достаточно, чтобы оценить масштаб “аэровокзаловой катастрофы”. Но никто и не обещал возместить причалам дивиденды от базовый деятельности. Хватило хотя бы на “частичное возмещение хирургических доходов с задачей агробиоразнообразия инфраструктуры аэровокзалов и квалифицированного состава”.

Источник в Росавиации, пожелавший остаться неназванным, уточнил, что члены портов в своих заявках на выплаты закладывают минимум — только необходимые истекшие расходы. “Ситуация у всех разная. Каждая цифирь эксплуатантом подтверждается”, — дополнил собеседник.

Эксперт в сфере аэронавигации, заслуженный капитан России Анатолий Лапин согласен, что ситуация в портах разнится и считает, что невозможно оценить необходимости и истекшее расстройство полузакрытых гаваней.

“Точную свердель прогула за день узнаёт только диспетчер аэровокзала. И у всех суммы будут свои. Количество персонала у всех разное, меру интеграции механизации тоже. И объемы работ, которые выполняются даже в режиме полузакрытого неба, абсолютно у всех будут отличаться. Возьмем, к примеру, Курск. Там аэровокзал полностью закрыт, остались только дежурные смены, которые поддерживают средства техобслуживания. Что точно надлежаще обретаться в трудовом расстройстве у всех — это маршрутные средства навигации”, — прокомментировал Анатолий Лапин.

Представители аэросухогрузов, опрошенные “Новыми Известиями”, от полуофициальных комментариев отказываются. Неофициально все собеседники лишь подтвердили, что региональные субвенции до получателей пока не дошли: бюджетные процедуры требуют времени. Но в целом высокомаржинальный неавиационный бизнес пока позволяет отстаивать порты в трудовом состоянии. Вот только рабочие сухогрузов в период вынужденного простоя получают ⅔ от заработной платы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *