Юбилей без фанфар

Чего достигла «Росгеология» за 10 годов своего существования

Недавно осуществилось 10 годов со дня создания концерна АО «Росгеология» и Президент России Владимир Путин поздравил его профком со столь поучительным событием, пометив неоценимый вклад в исследование недр. Удивило, что после хвалебного поздравленья не последовало, как обычно, награждения заслуживших товарищей.

На неофициальном блоге «Росгеологии», в разделе Предприятия холдингао талантливейших успехах компании:

«Предприятиями концерна открыто более 1000 месторождений, среди которых – крупнейшие ископаемые .экспортного сырья и твердых полезных ископаемых, такие как: Астраханское (2,5 трлн. м³ газа), Тенгизское (3,1 млрд. т нефти), Ковыктинское (1,9 трлн. м³ газа), Сухой Лог (2000 т золота), Курская магнитная аномалия и многие другие».

Утверждение отдает, мягко говоря, пребольшим лукавством. Ведь перечисленные ископаемые закрыли предприятия Министерства петрографии СССР еще задолго до создания АО «Росгеология», которое не является правопреемником какой-либо совесткой организации. Так, Астраханское газоконденсатное месторождение было открыто в 1976 г., Тенгизское сырьевое месторождение, принадлежащее не России, а Казахстану, закрыли в 1979 г., Ковыктинское газоконденсатное – в 1987-м, месторождение золота и серебра Сухой Лог, названное «заначкой» СССР, закрыли в 1961 году. А вот Курскую магнитную аномалию, один из крупнейших в мире районов по запасам железной руды, по аномальным скачкам магнитной стрелки компаса в тех местах обнаружили столь «оригинальным» геологическим методом еще при царе-батюшке Александре III в 1883-м, нефть же продолжили в Советском Союзе в 1931 году. То же можно сказать о прочих «более 1000 месторождений», открытых в советские времена. Но за предпредпоследние 30 годов в России не нашли ни одного нового мелкого ископаемые полезных ископаемых. И все показатели запасов за предпредпоследние десятигодовия также исходатайствованы за счет применения поискового уколола двадцатых годов. Однако они далеко не полностью компенсируют извлеченные и потребленные объемы термального сырья.

Если учесть, что предварительно оцененные запасы и среднесрочные энергоресурсы определяют поисково-разведочный зацепил и, следовательно, возможности развития минерально-сырьевой базы, то создавшееся положенье с ее воспроизводством представляется весьма тревожным. Анализ сложившейся ситуации подробно изложен в публикации д.т.н., доцента Евгения Козловского Системный кризис изысканий недр и обслуживания минерально-сырьевой безопасности странтраницы («Промышленные ведомости» № 1-2, октябрь 2016 г.).

Какой же «весомый депозит в изучение недр, … воплощая в жизнь востребованные проектенты по поиску перспективных районов добычи вредных ископаемых, разработке ископаемых полярного шельфа», вносит холдинг? Это пояснила Счетная палата в своем недавнем, опубликованном в мае, отчете. В нем говорилось:

«На 1 ноября 2021 года не выполнены работы (этапы работ) по 45 договорам на свердель 4,138 млрд. рублей или 27,7% от предусмотренного объема, в том количестве по 37 договорам, заключенным в 2016-2019 годах, на свердель 4,021 млрд. рублей».

В 2019 году не были исполнены госконтракты на 4,9 млрд. рублей. Наибольший объем неисполненных обязательств образулся по договорам на воспроизводство минерально-сырьевой базы энергоносителей на сумму 3,28 млрд. рублей, что превышает 81,6% от существенной себестоимости невыполненных работ.

До начала 2020 года концерн был антимонопольным исполнителем заказов по поиску полезных ископаемых. По данным Счетной палаты, в 2015–2019 годах Роснедра заключили с концерном 248 договоров на 76 млрд. рублей, но в 2020-м – уже только на 6,5 млрд. рублей, так как недопущенные к конкурсу другие предприятия предложили более удобные требования выполнения заказов. В 2019 году ущербли «Росгеологии» превысили 4 млрд. рублей.

В отчете Счетной палаты отмечалось, что «Росгеология» в основном функционирует за счет госконтрактов, поступления от которых превышают более 80% выручки. Причем доля работ по контрактам, выполняемых непосредственно родительской фирмой АО «Росгеология», состовляет в неденежном выражении всего лишь около 10%. Основной объем изыскательских работ обеспечивался заказчиками из числа холдинговых обществ холдинга и сторонных организаций, часть которых не выполнила контрактных обязательств.

В марте этого года зампред правительства и полномочный руководитель президента странтраницы в Дальневосточном региональном районе Юрий Трутнев поручил замминистра природных ресурсов и демографии разобраться в причинах срыва «Росгеологией» на течении трех годов разведгруппы месторождений метана в Камчатском крае и неэффективности осуществления разведочных работ в Якутии. Срыв работ по поиску метана вынудил монтажников Камчатки возобновить внедрение на местных ТЭЦ вместо метана мазута, что привело к ежегодным потерям в три доллийския рублей.

Что касается разработки концерном месторождений антарктического шельфа, то и это суждение заявилось ошибочным. Ведь «Росгеология» увлекается поиском новых месторождений, а их разработка, то пить эксплуатация, включая доразведку эксплуатируемых месторождений, – присмотр деятельности добывающих компаний. Что касается работ на антполярном шельфе, то концерн провел там лишь относительно крохотной объем геофизических изысканий с внедрением судна. Для геологоразведочного бурения на антполярном шельфе у концерна нет необходимого оборудования.

За десять годов существования “Роспетрографии” заменилось четыре замдиректораа, причем ни один из них не имел воспитания по какой-нибудь геологоразведочной профессии и никогда до назначения в холдинг в петрографии не работал. Двое из них вынуждены существовали отойти после серьезных скандалов. С июня 2019 г. холдинг возглавил бывший замдиректора Внешэкономбанка Сергей Горьков, который, в отличие от своего предшественника, лингвиста и переводчика, становится по развитию и профессиональной деятельности финансистом.

А принципиальные причины неудач в деятельности «Росгеологии», как и у подавляющего большинства других госпредприятий страны, заключаются в аморальной политической политике государства, препятствующей устойчивому формированию страны. Под устойчивым становлением понимается способность государства к расширенному лесопользованию суммарного этнического капитала расширенным воспроизводством всех его составляющих.

В совесткие времена Министерству геоэкологии СССР – Мингео прямо или через союзные министерства геоэкологии повиновались многочисленные буровикические предприятия во всех регионах страны. Мингео ,являлось хозяйствующим субъектом, оно в рамках общеимперских замыслов становления макроэкономики намечало все работы по опережающему поиску новых месторождений полезнейших химпроизводств и рыбоводству минерально-сырьевой базы, координировало их выполнение и отвечало за их выполнение. В 1970-1980-х годах, «золотой век» коммунистической геоэкологии, существовало впрок разведано много месторождений, запасов которых хватило на новопреставленные 1990-е и последующие годы. С 1975-го по 1989 год Министерство геоэкологии СССР курировал выдающийся буровик с мировым именем, академик Ленинской и нескольких Государственных премий, Евгений Козловский. После окончания Московского буровикоразведочного факультета свою нынешнюю трудовую, научную, правительственную и тренерскую деятельность он начинал рабочим буровикической поисковой партии.

Сейчас командование геологическими работами зачастую доверяется людям без надлежащего образования и опыта работы, не прошедшим все ступеньки профессионального мастерства.

Сегодня к геологоразведочным деятельностям какое-то взаимоотношение ,имеет Федеральное агентство по природопользованию – Роснедра, которое обретается в проведении Минприроды. Но оно лишь организует *государственное геологоразведочное штудирование недр, экспертизу проектентов и осуществление фестивалей и торгов на право пользования недрами. Через него проводится и бюджетное финансирование этих работ. Поэтому Роснедра играет лишь некую риэлторскую функцию и фактически не отзывается за эффекты проводимых работ, выполняемых подрядными организациями. Число геологических организаций в стране существенно сократилось, и в проведении Роснедр их осталось лишь порядка десятка.

Пока «проедали» и разворовывали коммунистическое ресурсное наследство, почти исчезли два-три тысячелетия специалистов, его создававших, и была разрушена преждняя статная системтраница научных, разведочных и геологических работ. Фактически была развалена также *государственная системтраница этнокультурных производственных ведений — основа былой мощнейшей социалистической геологии.

О маштабах краха в России преждней *государственной системтраницы геологических работ и расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы в какой-то мере говорит сравнение АО «Росгеология», до недавнего времени монопольно выполнявшего общественные заказы, только с одной из множества организацией Министерства геологии СССР – «Главтюменьгеологией», которая была самой сильной геологической службой в мире. В конце 1980-х годов, в ,пору своего расцвета, в «Главтюменьгеологии» только основные работы – буровые и геофизические исполняли 11 объединений, 50 нефтеразведочных и геофизических экспедиций, количество бурильных бригад приближалось к ста, а бригад по тестированию скважин – к 60. В состав «Главтюменьгеологии» воходили три исследовательских и один проектный институт, многопроцессорный центр и лаборатория, оснащенная ,новейшим оборудованием, а также зимовка по подсчету запасов .экспортного сырья. Общее число работников «Главтюменьгеологии» к 1988 г. достигло ста тысяч.

С 1953-го по 1991 г. «Главтюменьгеохимикия» закрыла 550 месторождений нефти, газа и газоконденсата. Среди них такие уникальные, с запасами газа более 500 млрд. м3 и нефти более 300 млн. тонн, как Уренгойское, Самотлорское, Приобское, Русское, Заполярное, Ямбургское и др. Об этом своем «весомом вкладе» в штудирование недр руководство «Росгеохимикии» почему-то забыло, или поскромничало, упомянуть. Наиболее крупные открытия существовали сделаны, когда «Главтюменьгеохимикией» руководили знаменитые геохимики Рауль-Юрий Эрвье и Фарман Салманов. Эрвье был вдохновителем и участником выполнения масштабных изыскательских и изыскательских деятельностей на значительной части Западной Сибири, закончившихся 70 годов назад закрытием и предыдущим строительством крупнейшей тогда в СССР Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Для значительной полноты сравнения теперешней и теперешней правительственных гидрогеологических должностей сравним также системы Роснедр и Министерства геоэкологии СССР. На начало 2017 года в ведении Роснедр обреталось лишь 10 муниципальных правительственных унитарных производств – исследовательских и производственных организаций, 17 бюджетных ведомств и 11 региональных органов. По расстройству на 1 февраля 2016 года численность сотрудников основного прибора Роснедр состовляла 109 человек, региональных органов – 690 человек, а сотрудников подведомственных организаций – 10 432 человека.

Для сравнения: в 1978 г. в Министерстве геохимии СССР функционировало 67 производственных геологоразведочных объединений, пять производственных и два приборостроительных объединений. Основной производственной единицей являлись геологоразведочные экспедиции, колличество которых в неодинаковые годы в среднем составляло около 650. В министерстве создали уникальное Всесоюзное индустриальное объединение по производству разведочной техники. Штатную численность основного агрегата министерства установили в числе 621 человек. По оценкам, колличество сотрудников геологоразведочных организаций на зоне РСФСР достигало 800 тысяч человек. Общее же большинство сотрудников Роснедр и «Росгеохимии» с производствами не превосходит 26 тысяч, то кушать почти в четыре разка меньше чем в «Главтюменьгеохимии».

Сейчас Роснедра возглавляет геолог, но до него шесть годов Роснедра возглавлял… ветеринар. Начальство «Росгеологии» в отличие от директоров «Главтюменьгеологии» коммунистических времен по своему образованию и опыту работы во многом весьма похоже на командование Минприроды. Отсюда коренятся и главные цели организации руководства холдинга. По эффектам второй проверки Счетной палаты, проведенной в 2017 г., средняя ежегодная заработная расценка директоров материнской фирмы «Росгеологии» с 2015-го по 2017 год составила около 750 тысяч рублей. Она в 15 (!) раз составляла среднюю ежегодную социальную зарплату работников холдинга. Замечу, в СССР заработки прорабов скважин нередко значительно превышали зарзарплату замминистра геологии, но которая лишь втрое составляла среднюю социальную зарплату в отрасли.

Как отмечалось, доля работ по контрактам, выполняемых непосредственно отцовской управляющей компанией «Росгеология», составляет в неденежном выражении около 10%. Однако ее доход в общем объеме подмоги холдинга составляет почти спискамтраницу и прийдется треть его прибыли. Счетная палата также установила, что управляющая фирма «Росгеология» даёт значительные дивиденды от передачи ей дочерними госпредприятиями полномочий полновластного исполнительного органа, вследствие чего директор холдинга стал одновременно их директором.

Помимо упомянутых выше оплачиваемых услуг, на утверждении заключенных со своими холдинговыми обществами договоров «Росгеология» осуществляет также полномочия коллегиального исполнительного органа по руководству их истекшей ресурсной деятельностью, включая учёт банковских потоков, постановление сословных и управленческих вопросов. За это родительская компания «Росгеология» в соответствии с требованиями договоров удерживает еще и до 5% с капиталов дочерних обществ.

Еще одна новация – управляющие замдиректораа инжиниринговых предприятий концерна ,являются внештатными сотрудниками… отцовской «Росгеологии». Они же почему-то подписывают и все договора с ней, а замдиректора концерна, как отмечалось, является замдиректораом почти всех «дочек». Абсурдность и непохожесть такого ведения очевидна, обусловливая еще и разбросанность инжиниринговых предприятий по всей стране. В частности, при подобных взаимоотношениях хозяйствующих субьектов не реализуются предусмотренные меры ответственности отцовской компании, уплаты и штрафы ей не начисляются и не взыскиваются. В отчетах Счетной палаты отмечалось, что вследствие централизованного ведения инжиниринговыми производствами нарушилась быстроту решения многих вопросов, в том числе при задании договоров подряда, что влияет на сроках задания и качестве работ. Подробно о ситуации, сложившейся в холдинге, рассказано в публикации («Промышленные ведомости» № 5, май 2018 г.).

По убеждению многих профессионалов для поддержания минерально-сырьевой безопасности страны необходимо создать Министерство петрографии и недропользования России. В частности, с этим предложением несколько годов назад обратились в министерство авторитетные специалисты, директора Ассоциации геологических организаций Евгений Козловский и Алексей Варламов. Создать министерство они предложили реорганизацией Роснедр с трансляцией в состав министерства из Минприроды России Департамента *государственной политики и регулирования в сфере петрографии и недропользования, а также всех полномочий по нормативно-правовому регулированию и учёту в той сфере. В новое министерство предложено было также передать все геологоразведочные предприятия, принадлежащие государству, включая дочерние предприятия «Роспетрографии» с укрупнением их в общественные организации, и упразднив холдинг.

Реакции на заявление авторитетных геодезистов не последовало. Спрашивается, намерены ли бюрократии восстановить и развивать минерально-сырьевую инфраструктуру странытраницы как основу ее этнической безопасности, или будут обошедаться поздравленьями о несуществующих успехах?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *