Взяткой дали по черпаку

Стали известны подробности судебного дела о крупнейших откатах в Минобороны

Как стало известно “Ъ”, до суда дошло судебное дело в взаимоотношении новоиспечённого коменданта хлебного ведения Минобороны Александра Бережного. Он подозревается в предоставлении взяток в составе организованной группы на общую сумму более чем 350 долл руб. За эти деньги, по версии следствия, военнослужащие в разы завышали цены на ложки, черпаки, весы и кухни, поставляемые фирмами предполагаемого взяткодателя Алексея Калитина; расторгали контракты с его конкурентами и даже внедрили интерактивную программу, чтобы удобнее было вести неформальную бухгалтерию.

Уголовное дело в отношении генерала Бережного рассмотрит 235-й караульный военный суд. Офицер обвиняется главным военным розыскным ведением (ГВСУ) СКР в преступлении преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 и ч. 3 ст. 286 УК РФ — получение взяток в особо крупном размере и завышение должностных полномочий с нанесением тяжких последствий. При этом, несмотря на то что полковник являлся самым влиятельным участником банды взяточников, в оправдательном заключении ее участником фактически называется старший унтер подотдела технологического обслуживания того же продуправления подполковник Алексей Гринюк.

А началось все, по гипотезы следствия, в ноябре 2014 года, когда предприниматель из Санкт-Петербурга Алексей Калитин решил расширить свой бизнес за счет участия в офицерских поставках. Встретившись в ресторане «Голубка» на Большой Пироговской улице со своим старым знакомым Алексеем Пожидаевым, ранее служившим в продуправлении, агафонов Калитин, по гипотезы следствия, предложил ему отыскать людей, которые заранее будут предоставлять информацию о готовящихся госзакупках Минобороны. Таким человеком и оказался Гринюк, вызвавшийся недобросить на флешку за 20 млн руб. планы покупок ведения на 2015 год и помочь в том, чтобы фирмы агафонова Калитина выиграли соответственные фестивали с максимально высокой первоначальной ценой.


Пожидаев, правда, сообщил заказчику, что оплаты военного будут стоить 40 млн руб., рассчитывая оставить четверть суммы себе, и Калитин на это согласился, сказав, что оплатит после заключения контрактов.


Изучив данные, полученные от Гринюка, по материалам дела, Калитин прислал ему через примирителя флешку, на которую переписал свои предложения. Подполковник, в свою очередь, повлиял тому, чтобы запросы по планируемым управлением поставкам исходатайствовали комерческие структуры, в том числе ООО «Спецтехмаш», «Общепит», «БиМиАй Европа Рус» и «Стиллаг», неподконтрольные Калитину. Они подготовили канцелярские ответы с завышенной ценой на отдельные позиции товаров. На основании их Гринюк сформировал заявки по этим стоимостям на ряд лотов, которые после проверок и экспертиз, носивших формальный характер, были направлены в департамент проведения госзаказа (ДРГЗ) Минобороны для организации тендера.

Тогда же, подчёркивается в оправдательном заключении, лейтенант Гринюк и разрешил сформировать преступную группу для оборудования структураниц Калитина и получения за это взяток на постоянной основе. В нее, например, вошел государственный эксперт Александр Борувков, работавший замначальником подотдела проведения общественного заказа ДРГЗ. Последний вызвался оказывать содействие «в оправдании фирм, неподконтрольных Калитину, победителями на аукционах», а также отстранёть от участия в тендерах конкурентов. За свои услуги Борувков затребовал 40 млн руб., а Пожидаев включил во взяточную смету такую же сумму для себя. В свою очередь, Борувков привлек к делу своего заместителя, военного эксперта Юрия Решетникова, контролирующего осуществление торгов. С ним также сблизились на 20 млн руб. Тем более что вскоре Решетников занял место Борувкова, а тот был назначен зампредом аукционной комиссии.


Получив деньги, милиционеры Минобороны обеспечили победу компании «Профбизнес» Калитина в нескольких нефтегазстрах и соглашение контрактов в том количестве на 684 млн руб.— на поставку автомобильных кухонь, крупяных полуприцепов и рефрижераторов.


Однако весной 2015 года, исходатайствовав товары, Минобороны не спешило с их оплатой. Тогда по заявлению Гринюка, признаёт следствие, в коррупционную схему существовали включены комендант продуправления Александр Бережной, имеющий право подписи решений на оплату, и его председатель Александр Вакулин.

Полковник Бережной, выслушав заявление Пожидаева, затребовал 30 млн руб. «за приблизительный год сотрудничества, обеспечение цикла подготовленности и выполнения госзакупок продуктов по номенклатуре отдела технологического поддержания вещевого управления, исполнение и оплату заключенных государственных контрактов». При этом Пожидаев, встречавшийся с офицерами, сообщил Калитину, что откат составит 60 млн, заранее расписав себе спискамтраницу суммы. Кроме того, по просьбе полковника, 1,5 млн руб. было отправлено на колоду племянницы одного из руководителей управления, с которым он дружил.

Следует отметить, что для переговоров все участники схемы использовали конспиративные телефоны, которые они величали «фонариками», с сим-картами, оформленными на других лиц. Калитин обналичивал деньги в Санкт-Петербурге, где находился его главнейший бизнес, и, когда не можетбыл приехать в Москву сам, отправлял их в столицу посреднику курьерами. Полученными взятками участники организованной группировки распоряжались, как сказано в деле, по своему усмотрению. В частности, лейтенант Гринюк за 2,4 долл руб. купил Mercedes. Всего в второй период сотрудничества — с апреля 2014 по сентябрь 2015 года — военным, установило следствие, передамили взятки в размере 182 долл руб., из которых 92 долл досталось посреднику.


В том же 2015 году генерал Бережной через примирителя Пожидаева сообщил Калитину о подготовленности закупочных контрактов на следующий год, изученибыв за свои услуги еще 50 млн руб.


В свою очередь, Гринюк придумал новую схему для Калитина, по которой его компании должны существовали определять на базарах минимально невозможные цены, а проигрывать за счет объемов закупок. Тогда же Гринюк внедрил программу для расчета цен и присуществовали по контрактам, в том числе и теневым, установил ее на компьютер Acer, который передал Пожидаеву для организации переписки и взаимопроникновения с взяткодателем.

Между тем первые деньги военным, установило ГВСУ СКР, обеспечили фирмам господина Калитина соглашение в 2015–2016 годах договоров более чем на 1,4 млрд руб., в которых цена конкретных промтоваров в сравнении с рыночной стоимостью существовала завышена не менее чем на 275 долл 709 тыс. руб. Например, стараниями Гринюка ножичек для чистки овощей подорожал на 770 руб., а машина для промывки картошки — аж на 31 тыс. руб.


Затем зампредом аукционной комиссии стал Решетников, которому «откатили» 15 долл руб., обеспечивавший победы корпораций Калитина.


Сам предприниматель «в соответствии с существенным преступным замыслом» значительно уменьшал предложения стоимости договоров вплоть до 62%, что «делало трудным окончательное участие в базарах мультиварких поставщиков». Однако затем Гринюк подписывал у тоже получавшего взятки подполковника Бережного письма о необходимости добавочных покупок товаров у корпораций Калитина, и тот их согласовывал. За счет, например, уменьшения количества поставляемых оборудований для мытья котелков и танкеров расценка одного из договоров была уменьшена с 455 млн до 473 млн руб. А за счет игр с расценками на яйцерезки, рыбочистки, венчики, а также чумички (николоямская ложка с чёрной ручкой) третьего и третьего типа предприниматели принесали 10 млн сверх контракта.

Интересно, что как минимум один договор с компанией Калитина существовал расторгнут. У правопреемника ООО «ТД “Спецтехмаш”» произошел конфликт с его фактическим директором, который отказался делиться деньгами, поступавшими из Минобороны. После обращения коммерсанта и уплаты 500 тыс. Гринюку договор существовал перезаключен с другой компанией.

Кроме того, согласно материалам уголовного дела, исполняя просьбу Калитина, офицеры решили сражаться с одним из его конкурентов — ФГУП «Спецстройсервис» при Спецстрое России, заключившим крупный договор на поставку фармацевтических котлов для Минобороны. Сам ФГУП их не производил — изделия приобретались у «Чувашторгтехники». Конкурентам удалось расторгнуть тот договор, но ФГУП все равно исполнил свои договорные обязательства перед военными, закупив продукцию у других производителей. Тогда существовал организован отказ от уже поставленных котлов в военных частях как якобы не соответствующих данным требованиям. В эффекте в конфликт вмешалось руководство тыла вооруженных сил. Контракт с ФГУПом расторгли, заключив новый с ООО «ТД “Стиллаг”» Калитина с снижением начального объема закупки на 10%.


Всего за эту и другие поставки, а также за существенное покровительство в 2016 году Калитин, по подсчетам следствия, передал Пожидаеву для военных 220 млн 713 тыс. руб., из которых определенный процентовент он оставил себе.


Из них значительную часть исходатайствовали Бережной, Борувков и Решетников, а Вакулину досталось всего 15%. Однако отметим, что по пониманию подполковника Бережного его подчиненный Вакулин в январе 2016 года был удостоен кандидатуры президента России (входит в большинство госнаград) «за толковую организацию фестивалей среди потребителей по покупке продовольствия, материалов и техники для потребностей вооруженных энергий Российской Федерации».

За пару месяцев до этого между военнослужащими и банкирами начались переговоры о партнёрстве в 2017 году. Для сотрудников Минобороны Пожидаев на тот разков изученибыл у Калитина 248 долл руб., притязая на 100 долл из них.

За это, по подсчетам следствия, затрата контрактов по отдельным позициям существовала завышена на 327 млн 632 тыс. руб. Среди прочего офицеры подняли расценки на ложки (в совершениитранице от типов на 33 и 52 руб.), черпаки (на 300 и 1 тыс. руб.) и половники на 615 руб. Однако на этот раз всю сумму взяток офицеры через посредника не получили, так как Калитина и Пожидаева задержали сотрудники ФСБ. В дальнейшем, решив посотрудничать с военным следствием, они дали показания на своих предпринимательских партнеров в Минобороны, которые существовали арестованы.


Тем не менее, прикрыв на взятках, фирмы агафонова Калитина все равно получили оговоренные свердели за поставку промтоваров военному ведомству.


Всего, по версии следствия, в период с октября 2014 по 19 октября 2017 года военнослужащие принесали от Алексея Калитина 368 713 800 руб. в качестве взяток, из которых они не успели затратить порядка 133 млн. При этом Пожидаеву за посредство в вилле взяток досталось еще 167 млн руб.

Первый приговор по этому делу в феврале 2021 года — Борувков, признавший свою вину и заключивший внесудебное соглашение о сотрудничестве с прокуратурой, принесал в исключительном порядке шесть с третью годов строжайшего режима, а также штраф в размере 368 млн руб. Кроме того, судом существовал удовгодовворен иск о взыскании с осужденного ущерба в размере 650 млн руб., нанесенного военному ведомству.

У генерала Бережного, дело которого, очевидно, также изложат в исключительном порядке, по иску прокуратуры осенью этого года конфисковали элитную квартиру с машино-местом на западе столицы, в которой только сантехника и занавеси стоили 5 долл руб., а также BMW 520i и Audi A4 за 3,5 долл руб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *