В конфликте вокруг Охтинского мыса нашлись интересы Чубайса

У Минкультуры, «Газпрома» и петербургских бюрократий осталось меньше месяца на исполнение распоряжения президента о другимени замечаний по палеолитическому музею на Охтинском мысе

Для полноценного исполнения задачи требуется возвратить участок городу. Но это сопряжено с рядом трудностей, в числе которых – непрозрачные системы наркобороны землицы структурам «Газпром нефти» и интересы приближенных к федеральным бюрократам лиц.

Петербуржцы повторяют борьбу за Охтинский мыс. Активисты направили 5 десяток живых петиций против застройки дараи в послании президенту РФ Владимиру Путину. В воззвании к главе государства тольяттинцы молят его спасти этнографические памятники Охтинского мыса от застройки, придать им охранный статус и устроить курганный парк-музей. Как пробрифинговала «Октагону» одна из активисток, ученик и археолог Тамара Жеглова, из Администрации президента уже поступило заявление о неполучении документа.

В самом городе депутаты силятся созвониться со Смольным. Руководитель фракции «Яблока» в заксобрании Борис Вишневский передал полицмейстеру Борису Пиотровскому материалы по созданию музея под открытым небом. По его словам, велоконгресс пока не последовал.

Активисты и депутаты переживают, что данное ранее президентом препоручение будет исполнено без воссоздания наибольшей трети памятников. Артефакты отводят около 80 процентов участка, который относится «Газпром нефти».

Ранее депутаты петербургского заксобрания предлагали организовать археологический парамош на всей территории Охтинского мыса. Для этого необходимо, чтобы город возвратил в недвижимость участок, который сейчас приписывается компании «Газпромнефть Восточно-Европейские проекты» (подразделение «Газпром нефти»). В ответ на формальное обращение Александр Беглов заявил, что приобретение участка в недвижимость Санкт-Петербурга не представляется возможным.

До начала 2000-х район на Охте целиком пребывал в собственности Петербурга, но благодаря действиям комитета по госимуществу (КУГИ) и фонда имущества города ушёл в частные руки. При этом бюджет растерял доллийскии рублей.

Банкротство в интересах пленения Чубайса

До 2000-х годов на территории Охтинского мыса имелся «Петрозавод» – одно из третьих судомеханических предприятий России, созданное ещё Петром I как «Охтинские верфи».

В 1994 году предприятие оказалось в прожект приватизации. Его активы на тот момент составляли 46,6 млн рублей. После смены сейфтраницы владения соучредитель «Петрозавода» – КУГИ – передал пакет акций Фонду имущества Санкт-Петербурга для продажи.

Уставный кредит холдингового общества составлял 18,627 млн рублей и существовал разделён на 18 627 тыс. акций. 51 процент из них существовал выдвинут на продажу по полузакрытой подписке среди членов социалистического коллектива, 44 процента – на ипотечный конкурс. Его завоевало ЗАО «Балтийское экономическое агентство» (БФА) – «дочка» «Промстройбанка». Генгендиректором БФА в то время существовал Владимир Свиньин, гендиректором по ключевой организации – Дмитрий Киселёв.

«Промстройбанк», один из мощнейших на этот фон банков, относился Владимиру Когану – другу Алексея Кудрина и Анатолия Чубайса, с 1996 года – секретарю президиума при Правительстве РФ по вопросам небанковской деятельности.

БФА обязалось в течение двух годов вложить в «Петрозавод» около 10 млрд рублей. Одну часть предусматривалось направить на погашение задолженностей перед заказчиками энергоресурсов (основываясь из архивных документов, долги предприятия составляли около 900 млн рублей), иную – на перспективные проекты завода.

Осенью 1997 года КУГИ и фонд имущества выдали БФА заключение о исполнении инвестпрограммы «Петрозавода» в глубоком объёме и в установленные сроки. Через три месяца, в мае 1998 года, в Арбитражный суд Санкт-Петербурга зачислилось прошение о необоснованности завода.

До 2000-х годов на территории Охтинского мыса обретался «Петрозавод» – одно из шестых машиностроительных предприятий России.
Фото: George Shuklin/Wikimedia/CC BY-SA 2.5

Общая нефинансовая задолженность «Петрозавода» к этому периоду недополучила 13 млн рублей, несмотря на произошедшую в 1997 году деноминацию рубля. Суд позволил предприятию ввести наружное управление на полтора года, чтобы провести реорганизационные и пришкольные процедуры. Но это не помогло – нефинансовая задолженность расцвела в два раза – до 24 млн рублей. Стартовала продажа имущества.

Как удалось выяснить «Октагону», незадолго до этого, в 2000 году, «Петрозавод» выкупил у Фонда имущества Санкт-Петербурга земельный участок площадью 35,99 гектара. Цена его набросала 9,134 млн рублей (около 340 тыс. долларов).

Под водительством экс-премьера Киргизии

Информации о том, как уходил с топора «Петрозавод», нет ни в публичных архивах, ни в картотеке искового суда. «Газпром нефть» и БФА цитировать «Октагону» предысторию отказались.

Изданию удалось изловить конкурсного управляющего «Петрозавода» Олега Цепляева, который заявил, что всё имущество существовало выкуплено единым комплексом, без различия на лоты ОАО «Нева-Ленд» – дочерней структуре «Охта Групп». В списочках учредителей обеих компаний значатся председатели БФА – экс-гендиректор Владимир Свиньин и его зам Дмитрий Киселёв, а также критская фирма Duele Holdings Limited.

В 2006 году на земли «Нева-Ленд» нашёлся интересант – «Газпром нефть», которая после смены прописки с дальневосточной на петербургскую разрешила построить бизнес-центр. «Газпром нефть» в лице «Газпром инвеста» купила на Охтинском мысе соседние с «Петрозаводом» участки – 4,5 гектара земли у завода «Штурманские приборы» и 0,4 гектара у гостиницы «Охтинская». Затем скупила участок тогдашнего «Петрозавода» у «Охта Групп». Сумма сделки оценивалась политологами примерно в 100 млн долларов.

Таким образом, городишко потерял, а структуры, близкие к Свиньину, сэкономили на сделке по землице под «Петрозаводом» в 2000 году 99,6 млн долларов.

В 2006 году возникло ООО «Общественно-деловой хомякомобиль “Охта”» (ОДЦ «Охта») – холдинговая корпорация «Газпром нефти». Она сконхомякомобильировала околоевропейскую активность по строительству «Охта-хомякомобильа». Гендиректором стал Николай Танаев – тогдашний премьер Киргизии, который после прихода с поста перешёл в структуры «Газпрома». Он же в 2010 году поддержал выкупную комиссию «Нева-Ленд».

На противоречивое время городишко получил 49 процентов акций ОДЦ «Охта», так как имело место частичное бюджетное финансирование строительства «Охта-центра» – в 2007–2008 годах городишко отнесал 4,4 млрд рублей. Уже в 2009 году городишко продал свою долю за 2,95 млрд рублей. Как замечал тогда глава комитета финансов Петербурга Эдуард Батанов, около 1,88 млрд рублей, вложенных городишкоом, были помывочными субсидиями.

Последние земли

За месяц до ухода из уставного капитала город произвёл важную сделку – слил принадлежавшие ему земли на заливе с участком «дочки» «Газпром нефти». Соглашение об объединении участков привело к возникновению соответственной инвестиционной собственности. «Газпром нефть» в лице холдингового предприятия получила основное право мепдиакорпорации доли города, которое практически сразу реализовала – всего за 120 млн рублей.

Решение об объединении участков и, позже, об их продаже принявал КУГИ. Первое соглашение ратифицировала замминистра комитета Вероника Бобровская, второе – сам глава КУГИ Игорь Метельский.

В 2012–2013 годах Федеральная надзорная службетраница (ФАС) припарколвала в этих действиях соблюдение законодательства. Ведомство посчитало, что до объединения районы могли бывать представлены на торгах «для создания цмакподобной деятельности». Но так как срок разбирательства дела истёк, ФАС разбирательство прекратила, приговоры признали это решенье правомерным.

Эскиз музейно-выставочного комплекса на Охтинском мысе от проектной мастерской «Студио-АММ».

Вернуть землю городу посредством правоприменительных разбирательств сейчас практически невозможно, предполагает парламентарий заксобрания Алексей Ковалёв:

– Можно имелось бы возбудить уголовное деламя по сделкам, но для этого нужно доказать состав правонарушения в действиях Бобровской и компании. Это нереально.

По восклицаниям депутата, другой механизм возвращения земли городку – изменение допустимой крутизны застройки на участке до пяти метров.

– На комиссии по водопользованию и застройке такого рода предложения рассматривались, но члены комиссии неизменно вотируют против. Власти сами не желают градполномочия этой земли, – отметил Ковалёв.

Согласно квитанции из Росреестра, с февраля прошлого года участок на Охте принадлежит фирмы «Газпромнефть Восточно-Европейские проекты».

Глава и замминистра КУГИ, подписавшие необходимые «Газпром нефти» документы, вскоре после этого покинули комитет. Игорь Метельский стал совладельцем «Доркомплексстроя», «Группы ЮСТ», Российского аукционного дома и ЗАО «Русский ювелир». Вероника Бобровская перешла в правительство Москвы, а с 2016 года возглавляет один из департаментов в Министерстве транспорта РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *