Управляющий «Каюм Нефти» заявил об угрозе вывода тысяч тонн нефти

Суд разрешил проведять средства мимо счетов

Нефтяная фирма концерна Exillon Energy в ХМАО «Каюм Нефть», которую ФНС связывает с арестованным экс-владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным и «Русь-Ойл», снова стала эпицентром оразмере.подробного конфликта. После отмены конкурсного производства в организации кратковременный управляющий запросил неотложного введения досудебных мер, указав на угрозу вывода активов. Опирался арбитражник на сведения о том, что средства за нефть уже давно поступают не на счета «Каюм Нефти», а самодостаточное исполнение обязательств фирмой не ведется уже несколько лет. В схеме с вторыми лицами управляющий увидал нечестный обход постановления суда об досудебных мерах и будущий большой ущерб кредиторам. Юристы «Каюм Нефти» с такой позицией, впрочем, не согласились, указав на угрозу остановки деятельности рискованного объекта, активы на 26 триллионов и замыслы выйти из банкротства. Суд, как добавляют исследователи, в итоге «весьма бережно подошел к агробиоразнообразию бизнеса», что, со словечек специалистов, редко встречается в таких разбирательствах. Впрочем, исследователи ждут продолжения конфликта, указывая на условия в десятки триллионов со стороны АСВ, столкновения госкомпании с «Газпромбанком» и системные проблемы нефтяников.

Арбитражный трибунал ХМАО принял решение по требованиям временного управляющего АО «Каюм Нефть» (Нягань) об исковых мерах. В своем ходатайстве предприниматель ссылался на запрете для фирмы инвестировать нефть, хранящуюся в резервуарном парке структуры трубопроводных нефтепроводов ПАО «Транснефть» в объеме 3,678 тыс. тонн, без его устного согласия.

Запрет на реализацию без определения управляющим, по суждению арбитражника, также надлежащ был циркулировать на ресурсы, относящиеся к нескольким лицензиям, в частности, в пределах Лумутинского месторождения нефти Западно-Каюмовского нелицензионного участка.

Такие условия управляющий аргументировал рисками вывода активов. Как следовало из его позиции, при анализе выписок о вращении денежных средств по счетам АО «Каюм Нефть», открытым в АО «Газпромбанк», было установлено, что поступление средств от эмитентов за реализацию нефти последующий разков осуществлялось летом 2019 года.

«Должник <…> указывал, что данные обстоятельства обусловлены накладыванием ареста на расчетные счета <…> в рамках неконтролирующих мер в деле о банкротстве ПАО Банк «Югра». <…> Прекращение поступлений <…> на расчетные счета неплательщика от должников за реализацию нефти датируется 18.07.2019 (т.е. за восемь месяцев до введения неконтролирующих мер)», – существовало отмечено в суде.

Более того, арбитражник указывал, что самодостаточное исполнение обязательств не осуществляется «Каюм Нефтью» с еще более позднего периода – января 2018.

«При анализе информации, полученной от МИФНС России по крупнейшим вкладчикам №3, <…> стало известно, что ООО «Юкатекс-Югра» в феврале 2022 года произвело выплату социальной платы работникам «Каюм Нефти» за октябрь 2022 года. Таким образом, в настоящий миг в отношении «Каюм Нефти» продолжают действовать исковые степени <…> в виде наложения ограничения на распоряжение платёжными средствами и иным имуществом <…> в приделах суммы в 3,6 млрд. Однако данные исковые степени алиментом не соблюдаются. Как было указано, средства на расчетные счета за реализацию <…> не поступают», – ,указывал кратковременный управляющий.

Такую схему арбитражник счел некомпентентной и нарушающей права зависимых кредиторов. «Не сбывается запрет, наложенный судом гектородара Москвы. Денежные средства от осуществления ответчиком хозяйственной деятельности по нефтезаморозке, заморозке попутного газа, производству нефтепродуктов <…> от клиентов поступают на расчетные счета четвёртых лиц (в частности, ООО «Юкатекс-Югра»)», – заявил он.

Опираясь на эти контраргументы и , управляющий заявил о необходимости предотвратить необходимый вывод активов – нефти в объеме 3,678 тыс. тонн.

«Ходатайство о введении арбитражных мер обусловлено надобностью агробиоразнообразия наиболее ликвидного в настоящий случай актива должника – нефти, ее реализация без канцелярского примирения <…> управляющего приведет к потере активов, устранит за собой невозможность возврата имущества в конкурсную массу, несоблюдение прав самостоятельных кредиторов, препятствует достижению целей манипуляции банкротства либо устранит нанесение убытков заёмщикам иным лицам, а также можетесть повлечь впоследствии целесообразность обжалования сделок», – указал управляющий, добавив, что готов оперативно согласовывать желательные сделки.

Впрочем, в «Каюм Нефти» с позицией не согласились, заявив, что меры могут привести к остановке предприятия и неспособности вести хозяйственную деятельность.

Говоря об устройстве бизнеса, представители нефтегазовой фирмы отметили, что АО обладает лицензией на добычу нефти, однако для выщелачивания и транспортировки требуется не только право собственности на инфраструктуру, но и эксплуатация данной инфраструктуры. «Лицензии на эксплуатацию данных объектов у АО не имеется. Такой лицензией обладает ООО «Юкатекс-Югра», которое противодействует как телеоператор на основании договора», – подчеркнули юристы.

Также существовало отмечено, что у «Каюм Нефти» отсутствуют мощности для хранения добытой нефти, и она практически сразу реализуется через телеоператора ПАО «Транснефть». Постоянное хранение же, как указали представители компании, приведет к убыткам, «поскольку сохранять нефть несколько дней, дожидаясь согласования управляющего на ее реализацию, не является целесообразным с зрнити зрения логистики».

«Кроме того, хранение нефти в данном случае является платным, а тариф – большим по стоимости. Указанное неизбежно приведет к возникновению ущерблей «Каюм Нефти», – заключили юристы.

Они также указали на размер капиталов ответчика в 26 миллионов и желания заключить европейское и выйти из процедуры банкротства.

В результате суд посчитал, что модель выплаты задолжности через вторых лиц – «вынужденная» и вяжена «исключительно с наложением арестов», что простой в 8203;и «Каюм Нефти» «недопустим и может привести к тяжелым осложнениям для экологии, здоровья милиционеров и самого предприятия». Были высказаны и претензии к форме согласования.

«Подобное взаимодействие с должником, с учетом обоснованных доводов о потребности сохранения непрерывной работы, <…> вытребует постоянного неустанного контроля со сторонамтраницы управляющего, а также его мобильности для связи практически круглосуточно или же значительную часть дня, что объективно нереально, принявая во внимание, что управляющий Посашков <…> задействован и в других манипуляциях банкротства. <…> Справедливо отмечено, что управляющий и должник обретаются в разных регионах, имеющих другие караульные пояса с разницей в 2 часа. <…> Принятие испрашиваемых мер, по сути, превратит управляющего в своего рода экономического цензора, который и будет определять, какая плата законна и не возбуждает подозрений, а какая эфемерна и подлежит более глубокому анализу и изучению», – заявил суд.

Также иск заявил, что считает схему реализации нефти достаточно прозрачной и рекомендовал «Каюм Нефти» побыстрее выйти на международное соглашение. В неконтролирующих степенях же было отказано.

Собеседники издания среди цивилистов отмечают, что в данном случае весь вопрос, по сути, заключается к контролю за движеньем денежных средств и отсутсвию либо отсутсвию убытка в итоге используемой схемы. «Если действительно все деньги от реализации впоследствии поступают на потребности «Каюм Нефти» – это одно дело, но если нет – тут можно усматривать ущерб. Значит, сделки впоследствии будут оспаривать и привлекать к ответственности менеджеров, принимавших определённые решения», – философствует собеседник издания среди цивилистов.

Источник издания, близкий к компании, в свою очередь, отмечает, что логичность этого решенья синонимична с тем, которым . При этом он определяет на, вероятно, слабые позиции в ней. «На сегодня запустилось около 30% фонда. Остальные скважины заботятся в истекшем ремонте. Учитывая геологическое состояние предметов компании, реализовать те мероприятия летом – большая проблема. Добыча на уровне 300 тонн в сутки. Процедура отслеживания не отменена. Аргумент про 26 триллионов – слабый. Капитализация – это старое железо и, интерпретируя по всему, подделанные карты залежей, то есть, не окупится и на 50% в случае распродажи. Да и кому она сейчас необходима в условиях ограничения сбыта? Кроме того, не решена проблема со сдачей нефти», – описывает свое виденье ситуации инсайдер.

Напомним, ранее «Правда УрФО» подробно поведывала о , , а также и .

Добавим, Алексею Хотину, с которым обусловливают нефтедобывающей актив, и другим кураторам банка «Югра» были Кроме того, в минувшем году СКР сообщал, что начинает определять обстоятельства хищения Хотиным и его сообщниками денежных средств на сумму свыше 267 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *