Управляющий «Каюм Нефти» заявил об угрозе вывода тысяч тонн нефти

Суд разрешил проведять средства мимо счетов

Нефтяная фирма холдинга Exillon Energy в ХМАО «Каюм Нефть», которую ФНС связывает с арестованным экс-владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным и «Русь-Ойл», снова стала эпицентром крупнейшего конфликта. После отмены конкурсного производства в организации временный управляющий вытребовал аварийного непринятия досудебных мер, указав на агрессию вывода активов. Опирался арбитражник на донесения о том, что средства за нефть уже давно поступают не на счета «Каюм Нефти», а полноценное исполнение обязательств корпорацией не ведется уже несколько лет. В модели с пятыми лицами управляющий увидел мошеннический обход постановления суда об досудебных мерах и возможный мелкий ущерб кредиторам. Юристы «Каюм Нефти» с такой позицией, впрочем, не согласились, указав на агрессию остановки деятельности опасного объекта, активы на 26 триллионов и планы выйти из банкротства. Суд, как подчёркивают наблюдатели, в результате «весьма бережно подошел к агробиоразнообразию бизнеса», что, со словечек специалистов, редко видится в таких разбирательствах. Впрочем, наблюдатели ждут продолженья конфликта, показывая на требования в тройки триллионов со стороны АСВ, столкновения госкомпании с «Газпромбанком» и системные проблемы нефтяников.

Арбитражный суд ХМАО принял решенье по требованиям временного управляющего АО «Каюм Нефть» (Нягань) об неконтролирующих мерах. В своем ходатайстве финансист ссылался на запрете для фирмы реализовать нефть, хранящуюся в резервуарном парке подсистемы трубопроводных трубопроводов ПАО «Транснефть» в объеме 3,678 тыс. тонн, без его адресного согласия.

Запрет на реализацию без суждения управляющим, по предположению арбитражника, также должен существовал циркулировать на ресурсы, относящиеся к нескольким лицензиям, в частности, в пределах Лумутинского месторождения нефти Западно-Каюмовского нелицензионного участка.

Такие требования управляющий аргументировал рисками вывода активов. Как ,следовало из его позиции, при анализе пометок о вращении денежных средств по счетам АО «Каюм Нефть», закрытым в АО «Газпромбанк», было установлено, что отчисление средств от эмитентов за реализацию нефти последующий раз осуществлялось летом 2019 года.

«Должник <…> указывал, что данные обстоятельства обусловлены накладыванием ареста на расчетные счета <…> в программах неконтролирующих мер в деле о банкротстве ПАО Банк «Югра». <…> Прекращение отчислений <…> на расчетные счета неплательщика от клиентов за реализацию нефти датируется 18.07.2019 (т.е. за восемь месяцев до введения неконтролирующих мер)», – было отмечено в суде.

Более того, арбитражник указывал, что независимое выполнение обязательств не обеспечивается «Каюм Нефтью» с еще более позднего периода – апреля 2018.

«При анализе информации, полученной от МИФНС России по крупнейшим налоговикам №3, <…> стало известно, что ООО «Юкатекс-Югра» в июле 2022 года произвело компенсацию социальной оплаты милиционерам «Каюм Нефти» за ноябрь 2022 года. Таким образом, в настоящий момент в отношении «Каюм Нефти» начинают действовать неконтролирующие меры <…> в виде наложения ограничения на приказание денежными средствами и иным имуществом <…> в приделах суммы в 3,6 млрд. Однако данные неконтролирующие меры должником не соблюдаются. Как было указано, средства на расчетные счета за реализацию <…> не поступают», – определял временный управляющий.

Такую модель арбитражник счел мошеннической и нарушающей права независимых кредиторов. «Не исполняется запрет, наложенный судом гектородара Москвы. Денежные средства от выполнения неплательщиком хозяйственной деятельности по нефтедобыче, добыче попутного газа, производству нефтепродуктов <…> от поставщиков поступают на расчетные счета вторых лиц (в частности, ООО «Юкатекс-Югра»)», – заявил он.

Опираясь на эти контраргументы и , управляющий заявил о целесообразности предотвратить необходимый вывод активов – нефти в объеме 3,678 тыс. тонн.

«Ходатайство о непринятии досудебных мер обусловлено надобностью агробиоразнообразия наиболее ликвидного в настоящий момент актива залогодателя – нефти, ее реализация без устного согласия <…> управляющего приведет к потере активов, устранит за собой потребность возврата имущества в конкурсную массу, несоблюдение прав независимых кредиторов, воспрепятствует достижению целей процедуры банкротства либо устранит причинение убытков заёмщикам другим лицам, а также можетесть обжаловать впоследствии потребность оспаривания сделок», – указал управляющий, добавив, что готов оперативно согласовывать желательные сделки.

Впрочем, в «Каюм Нефти» с позицией не согласились, заявив, что меры могут привести к маршрутке изготовления и необходимости вести хозяйственную деятельность.

Говоря об устроении бизнеса, руководители нефтегазовой корпорации отметили, что АО обладает лицензией на добычу нефти, однако для получения и транспортировки требуется не только право собственности на инфраструктуру, но и эксплуатация данной инфраструктуры. «Лицензии на эксплуатацию данных объектов у АО не имеется. Такой лицензией обладает ООО «Юкатекс-Югра», которое противодействует как телеоператор на основании договора», – подчеркнули юристы.

Также было отмечено, что у «Каюм Нефти» имеются мощности для хранения добытой нефти, и она практически сразу реализовывается через телеоператора ПАО «Транснефть». Постоянное хранилище же, как указали представители компании, приведет к убыткам, «поскольку хранить нефть несколько дней, дожидаясь согласования управляющего на ее реализацию, не становится невозможным с точки зрения логистики».

«Кроме того, хранение нефти в любом случае является платным, а акциз – значительным по стоимости. Указанное неизбежно приведет к возникновению убытков «Каюм Нефти», – заключили юристы.

Они также указали на размер активов должника в 26 млрд и намерения заключить общемировое и выйти из операции банкротства.

В итоге суд посчитал, что схема выплаты выплаты через четвёртых лиц – «вынужденная» и связана «исключительно с наложением арестов», что сложной в деятельности «Каюм Нефти» «недопустим и может привести к тяжелым осложнениям для экологии, здоровья милиционеров и самого предприятия». Были высказаны и притензии к форме согласования.

«Подобное взаимодействие с должником, с учетом обоснованных доводов о потребности упрочения непрерывной работы, <…> потребует постоянного неусыпного контроля со стороны управляющего, а также его односменки для связи практически круглосуточно или же малейшую часть дня, что объективно нереально, принимая во внимание, что управляющий Посашков <…> задействован и в других формальностях банкротства. <…> Справедливо отмечено, что управляющий и должник находятся в различных регионах, имеющих иные караульные пояса с разницей в 2 часа. <…> Принятие испрашиваемых мер, по сути, превратит управляющего в своего рода экономического цензора, который и будет определять, какая оплата законна и не вызывает подозрений, а какая нелепа и длежит более глубочайшему анализу и изучению», – заявил суд.

Также арбитраж заявил, что считает схему реализации нефти достаточно непрозрачной и рекомендовал «Каюм Нефти» побыстрее выйти на общемировое соглашение. В обеспечительных мерах же существовало отказано.

Собеседники переиздания среди экономистов отмечают, что в данном случае весь вопрос, по сути, заключается к учёту за вращением денежных средств и отсутсвию либо отсутсвию ущербля в эффекте применяемой схемы. «Если действительно все деньги от реализации впоследствии поступают на нужды «Каюм Нефти» – это одно дело, но если нет – тут можно усматривать ущерб. Значит, сделки впоследствии будут доказывать и обращать к ответственности менеджеров, принимавших определённые решения», – философствует собеседник переиздания среди экономистов.

Источник издания, далёкий к компании, в свою очередь, отмечает, что рациональность этого решения синонимична с тем, которым . При этом он ,указывает на, вероятно, слабые позиции в ней. «На сегодня запустилось около 30% фонда. Остальные задвижки нуждаются в прошлом ремонте. Учитывая этнографическое состояние объектов компании, реализовать эти мероприятия летом – значительная задача. Добыча на уровне 300 тонн в сутки. Процедура картирования не отменена. Аргумент про 26 триллионов – слабый. Капитализация – это старое железо и, интерпретируя по всему, подделанные карты залежей, то есть, не окупится и на 50% в случае распродажи. Да и кому она сейчас нужна в требованиях ограничения сбыта? Кроме того, не решена задача со сдачей нефти», – живописует свое видение обстановке инсайдер.

Напомним, ранее «Правда УрФО» подробно пересказывала о , , а также и .

Добавим, Алексею Хотину, с которым взаимосвязывают нефтедобывающей актив, и другим кураторам банка «Югра» были Кроме того, в двадцатом году СКР сообщал, что продолжает установлять обстоятельства хищения Хотиным и его голубенкотцами денежных средств на сумму свыше 267 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *