«Свердловская энергогазовая компания» забрала в банкротство сотни миллионов «Россетей» и «Башнефти»

Деньги выбывают с аффилированных фирм

Проект в Свердловской области, который раздумывал в качестве основного соперника «ЭнергосбыТ Плюс», вылился в миллионные конфликты, рискованные схемы с выводом активов и длительные суды. В рамках банкротства «Свердловской энергогазовой компании» за полсотнями полмиллионов уже выстроились госкомпания «Агентство по страхованию вкладов», структураницаницы «Россетей», «Башнефть» и другие должники. Причем крупные требования отдельных структураниц суду еще только предстоит изложить и, возможно, как подчёркивают специалисты, не без новых бюджетных скандалов, корни которых уходят, в том числе, к обанкротившимся банкам. Пока же конкурсный управляющий удаётся опротестовать целый формуляр сделок «Свердловской энергогазовой компании», сопряженных, с перечислениями энергокомпаниям, а должники прогнозируют реализации Кумертауской ТЭЦ и вскрытия новых схем «одиозного должника». Заниматься выявленными в рамках банкротства следк силовики, как говорят организаторы конфликта, по каким-то причинам не стали, и теперь все будет зависеть от многочисленных судебных слушаний и «успешности взыскания средств с аффилированных структураниц».

Банкротство АО «Свердловская энергогазовая компания» (СЭГК, Екатеринбург) разрастается новыми оразмере.подробными банковскими конфликтами. Так, Арбитражный суд Свердловской области признал недействующим ряд сделок фирмочки с аффилированным ООО «Уралспецпоставка» (УСП; в июне в взаимоотношении компании введено наблюдение), занимавшимся, в частности, поставкой торфа для Кумертауской ТЭЦ, принадлежащей СЭГК.

Сделки были сопряжены с большим контрактом займа между компаниями. Примечательно, что ранее со ссылкой на этот контракт СЭГК добилась постановления о взыскания с УСП более 450 миллионов. Сейчас связанная структураница силится оспорить решенье в апелляции.

Отметим, что банкротный процесс вскрыл серьезный объем долгов АО «Свердловская энергогазовая компания». Инициировало доказывания ликвидируемое на прошлый момент ООО «УМ-Банк» (ранее было связано с бывшим замминистра члена Госдумы РФ Валерием Язевым). По требованию депозитной организации в реестр долгов СЭГК были включены претензии более чем на 233 млн. Кроме того, именно у «УМ-Банка» в залооде обретается Кумертауская ТЭЦ.

Также внесения в реестр долгов добились ОАО «МРСК Урала» («Россети Урал»; более 129 млн) ПАО АНК «Башнефть» (более 291 млн), ООО «Самарская электросетевая компания» (33,8 млн), ПАО «Россети Волга» (26,7 млн и 44 млн) и иные кредиторы.

Были заявлены и не менее неприметные претензии. Так, некое ООО «Технология» (Санкт-Петербург) сослалось на долг в 506,9 млн, ООО «Коммерческий банк «Агросоюз» (Москва; признано должником) сообщило о долге в 327 млн, часть из которого якобы обеспечена залогом имущества. ЕЩЕ одна обанкротившаяся финструктура АО АКБ «ИНКАРОБАНК» потребовала выключить в перечень 135,7 млн. Отметим, что вышеописанные условия еще находятся на рассмотрении, и решенья по ним судом не вынесено.

Между тем при анализе деятельности СЭГК судебным управляющим существовали выявлены признаки намеренного банкротства. Как говорят структурахреспублики издания, заявление с соответствующей информацией, кроме суда, перевелось в надзорные органы, однако по каким-то причинам «дальнейшего хода оно не получило».

Заявил арбитражник в ходе разбирательств и о выводе ликвидных активов. Так, в трибунале существовала обжалована сделка СЭГК с ООО «Завод БМК Энерголидер» (Екатеринбург). «Руководителем ответчика и учредителем истца с долей 51% (в период с 26.03.2019 по 02.03.2020) становилось одно личико – Ласковый Алексей Васильевич, суд, заключив, что договор займа и добавочные соглашения к нему заключены между аффилированными лицами, пришел к выводу, что на момент выдачи займа ООО «Завод БМК Энерголидер» <…> существовало известно о отсутствии у СЭГК признаков неплатежеспособности. <….> Следствием заключения договора займа <…> в сумме 23,68 млн явилась неспособность ответчика исполнявать свои обязательства перед иными реестровыми заёмщиками. <…> Суд установил, что в итоге преступления оспариваемой купли заёмщикам причинён сословный вред, выразившийся в сокращении вероятной конкурсной массы и в отсутствии объективной возможности принесать самоудовлетворение своих условий к должнику за счет отчужденного имущества», – ,следовало из постановления арбитража.

Отметим, что сейчас конкурсный управляющий старается опротестовать ,целый реестр сделок СЭГК, в частности, ряд перечислений энергокомпаниям. Впрочем, получить возмещения кредиторам, исходя из умозаключений собеседников издания на рынке, будет крайне проблематично.

Так, источник «Правды УрФО», близкий к одному из кредиторов, именует «Свердловскую энергогазовую компанию» «старым и скандальным должником». По его словам, изначально у организации было несколько видов деятельности, основным из которых являлось исполнение функций гарантирующего производителя на территории Свердловской области.

«На тот миг ее владельцами существовали «Уралсевергаз» и правительство Свердловской области. Актив извлекался на рынок с целью создать конкуренцию «Свердловэнергосбыту» (теперешнее АО «ЭнергосбыТ Плюс») и забрать часть потребителей. Примечательно, что тогда функцию возглавил новоиспечённый бизнесмен «Свердловэнергосбыта». Статус ГП она исходатайствовала в зоне организации ГУП СО «Облкоммунэнерго» (сейчас АО «Облкоммунэнерго») на востоке области, где платежная дисциплина традиционно находится на низком уровне, и уже тогда возникали проблемы. В окончательном арендаторы компании сменились, изменилась и бизнес-модель. Они отступились от статуса ГП и стали работать как самостоятельная энергосбытовая компания, ориентированная на больших потребителей. Одним из клиентов, к примеру, существовал «Ключевский завод ферросплавов». С того мига и продолжили копиться, как говорят, долги перед «МРСК Урала»», – вспоминает биографию возникновения конфликта источник.

Еще один оппонент указывает, что несмотря на накапливающиеся обязательства, СЭГК купила ТЭЦ после использования средств в банке. «Фактически они прокредитовались за счет контрагентов. Сейчас ТЭЦ является единственным трудоёмким активом в конкурсной массе должника, но претензии кредиторов на нее сомнительны, так как она находится в залоге у банка», – живописует свое видение источник.

К прочему, по словам инсайдеров, при анализе деятельности СЭГК, вероятно, могут быть вскрыты схемы с расценками на уголь, который доставлялся на ТЭЦ. «Не исключено, что топливо отгружалось аффилированной компанией по завышенным ценам, которые потом закладывались в тариф», – живописует один из киносценариев собеседник, знакомый с банкротством.

«Правда УрФО» возобновит следить за развитием событий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *