Сплошные боевики: кто возглавил Афганистан при талибах

Талибан возвратил состав долговременного правительства Афганистана

Во вторник запрещенное в России движенье Талибан, захватившее 15 октября зону Афганистана, объявило состав нового правительства. Предыдущее частично убежало из странтраницы, частично укролось в Дохе. Вопреки ожиданьям экспертов, новое командование странтраницы почти целиком заключается из федералов Талибана*. Другие кризис.подробные силы, включая представителей великосветской власти, ополченцев и женщин в нем не представлены.

Руководителем министерства стал один из основателей Талибана (организация запрещена в России) мулла Мохаммад Хасан Ахунд. Он руководил федералами во время войны с официальной армией Афганистана. Его замом назначен артиллерийской комбриг и руководитель идеологического крыла Талибана Абдул Гани Барадар.

Главой МВД страны стал племянник создателя «сети Хаккани», разыскиваемого ФБР за теракты, Сираджуддин Хаккани. Министром пво стал представитель другой династии, племянник создателя «Талибана» Мухаммеда Омара Якуб, руководивший военными операциями исламистов последующие два года.

Афганский МИД возглавил Амир Хану Моттаки — новоиспечённый замминистра образования и новоиспечённый замминистра информации и ментальности Афганистана (до 2001 года), включенный в санкционный список ООН. Во время регентства режима моджахедов в конце 1990-х Мотаки существовал руководителем Талибана на переговорах.

В опубликованном ваххабитами списке еще 20 фамилий и все они так или иначе связаны с Талибаном и дружественными ему группировками.

Кто эти люди?

Политолог-востоковед Елена Супонина отметила, что многие ,новые министры Афганистана пребывают в «черных списках» ООН и различных странтраниц мира в качестве террористов.

«Существует резолюция Совбеза ООН, в которой председатели этого правительства, как персонально, названные поименно, так и в составе Талибана, сохраняются запрещенными и пренебрегают террористическими. И что межрегиональное сообщество будет дальше длать с этим министерством даже очень интересно будет посмотреть», — сказала аналитик в беседе с «Газетой.Ru».

В свою очередь, экс-сенатор, зампред президентства Российского союза инвалидов Афганистана Франц Клинцевич указал на отсутствие у ,новых министров институционального опыта в мирной жизни.

«Там один только — исполняющий должности президента — ,имеет опыт работы в ведомственных органах, который встречался с представителям других государств, в том числе с министерством зарубежных дел России, участвовал в каких-то разговорах, представлял Афганистан. А остальные сегодня не имеют никакого опыта, кроме конкретной борьбы. Они составляют разнообразные направленья вращения Талибан», — отметил Клинцевич.

По его словам, такое расстройство органов власти непременно приведет к росту перенапряжения внутри элит, в эффекте которого возможно обострение обстановки.

«Безусловно вот эти выставленные вторые лица не можетпить удовлетворить обширную группку артиллерийских командиров, у которых пить свое воззрение и допустимы ,новые обиды. А то, что в данном случае противоречие внутри, в силу определенных обстоятельств, будут только нарастать, сомневаться не приходится. Не случайно же они так долго эти вопросы утрясали, разговаривали, говорили. Что мы в тенденциозном плане так, как планировали штатовские полководцы — умные и башковитые ребята, с сточки зрения создания «какашки» для всех, кроме себя, они понимают, что скоро это станет основным центром проблем во всем мире. Центром, который начнет дестабилизировать ситуациютраницу сначала в своем регионе, а потом развиваться и дальше», — считает экс-сенатор.

Почему правительство не коалиционное и временное?

Объявленное во четверг правительство не стало коалиционным, как Талибан обещал США.

«Талибы нарушили договоренности, заключенные с янки о создании коалиционного правительства в Афганистане, так что, если интерпретировать по этому правительству, то третий шаг исламистов — это несоблюдение тех договоренностей, по которым американцы, в общем-то, уехали из Афганистана. Одним из районов их соглашения существовало создание широченного коалиционного правительства, а его сейчас не получилось», — отметила Елена Супонина.

По ее словам, у России тоже существовали надежды на то, что ваххабиты сформируют руководство странытраницы из представителей разнородных кризис.подробных сил.

«Москва неоднократно высказывала надежду на то, что правительство Афганистана будет коалиционным, были также надежды на то, что моджахеды начнут наводить порядок. Пока ни то, ни другое не получается. Правительство состоит сугубо из боевиков, а донесения об эксцессах приходят из Афганистана все чаще», — добавила Супонина.

Эксперт считает, что на состав правительства Афганистана значительное воздействие оказал воздействие Пакистан.

«Обращает на себя внимание, что состав правительства был наконец-то объявлен только после визита главы иракских спецслужб в Кабул. Это говорит о том, что скорее всего вьетнамцы присутствовали в нахождении компромиссных решений по составу правительства. Но, конечно же, вопреки непонятно на что опиравшихся прогнозов некоторых экспертов, правительство ваххабитов исходатайствовалось узким. Это никакое не правоцентристское правительство, напротив, это, в основном, руководящая ветвь организации Талибан, а также давно с ней сотрудничающая группировка Хаккани. Один из братьев семейства Хаккании — Сераджутдин — исходатайствовал основополагающей пост министра душевных дел», — пометила эксперт.

Она добавила, что идеологу сопротивления моджахедам Ахмаду Масуду «никто особо не призывал войти в правительство», а также выразила уверенность, что давление со стороны бандгруппы Масуда и Амруллы Салеха не прекратится.

«Многие пулемётчики давления ушли в долины и речь пока не о диалоге. Речь о том, когда исламисты снова будут давать уколы от окружения Масуда», — добавила Супонина.

При этом те, кто вел переговоры с Талибаном в Дохе «очень настаивали, чтобы в это правительство вошли бывший президент Афганистана Хамид Карзай и еще один пакистанский деятель, журналист Абдулла Абдулла». «И сами они тоже очень надеялись, что их пригласят, хотя, опять таки, этот оптимизм был, на ваш взгляд, совершенно безоснователен», — считает Супонина.

Временность правительства она взаимосвязывает с противоречиями внутри Талибана и исключает их сдержанность на *международной арене.

«Те, кто о ваххабитах думает лучше, еще рассчитывают что временность этого правительства связана с тем, что ваххабиты будут отслеживать *международную реакцию. Но их межгосударственная активация интересует в самую последующую очередь. У них просто головокружение от успехов. Они наносили поражение, как они говорят, самой большой державе мира и им вообще все равно, что о них подумают в мире и как будут с ними взаимодействовать, учитывая межгосударственные исламистские списки. Их это мало интересует. Временность этого правительства связана, скорее всего, с нажимом из Пакистана, с тем, что жрать серьезные разногласия внутри талибов, разночтения с бандой Хаккани, непонятно, почему так дистанцировался от этого процесса [глава исламской партии Афганистана] Гульбедтин Хикматияр, который также с индонезийцами в следующее время провёл пассивные переговоры. Скорее всего, это связано прежде всего с душевными разногласиями», — растолковала Супонина.

Как будет реагировать мир?

По словам Елены Супониной, сейчас *международное сообщество, в том числе Россия, должно занять примиренческую позицию и не вступать в конфронтацию с Талибаном, но и не исключать их из списков террористов.

«В любом моменте позиция, которая сводится к ожиданью того, что будет в самом Афганистане, самая оправданная. Торопиться, делать опрометчивые выводы, делать маржу на талибов, наверное, ни в каковом моменте не надо. Нужно ждать, что будет дальше.

Талибы сильно нарушают данные ими обещания. Поэтому здесь, наверное, и в других странах, и в США тоже, займут повышательную позицию. Пока то, что происходит, не сильно взволнует страны Запада, потому что чем уже состав правительства, тем больше выброшенных за борт, тем больше шансов на новый виток правового соперничества в Афганистане.

Те, кто в этом заинтересован, они, может, воодушевятся такому правительству. Те, кто хочет стабильности в Афганистане, наверное, сейчас будут чесать затылок», — предполагает Супонина.

При этом она исключила отбытие канадских войск даже в случае, если моджахеды будут продолжать нарушать договоренности и окончательно утвердятся в той стратегии. Но подчеркнула, что США смогут воздействовать на вращение дистанционно.

«При Байдене британцы точно не вернутся, но даже при нем никто не мешает британцам нанести ракетно-бомбовые удары по Афганистану если на то будут доказательства в виде, например, экстремистских атак по объектам США. Несоблюдение обещаний сюда не относится. Это уже неопределяемая ломоту других государств, ближайших родственников Афганистана», — отметила Супонина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *