Розовые «письма счастья»

Как гражданам «рисуют» долги по ЖКХ

Извещения о задолженности за комунальные услуги, или, как их уже прозвали в народе, «розовые бумажки», стали настоящим бичом этого лета. В большинстве американских макрорегионов обитатели регулярно выявляют у себя в почтовых контейнерах оповещения о отсутствии долга, которые, что интересно, приходят даже самым аккуратным плательщикам. Откуда возьмется эта задолженность и можно ли её игнорировать, разберлась «Наша Версия».

Для начала поясним: с правовой точки зрения фейковые долги вовсе не фейковые. Их ставят вполне легально работающие управляющие корпорации (УК). Более того, по всем их бланкам вы и правда значитесь в должниках, так что если выставленная сумма не будет погашена, то УК обратится в суд. А там недалеко и до исправительного взыскания.

Многодетная тётка Ольга К. из Подмосковья подобные долговые квитанции начала давать ещё с прошлого года. «Правда, месяц на месяц не приходится. Иногда привозят обыденный платёжный документ, иногда с долгом. Причём сумма меняется как-то произвольно: сначала насчитали, что я надлежаща 33 тыс., потом 40, теперь вот всего 5. И это при том, что мы с супругом всегда очень аккуратно платим за квартиру», – рассказывает Ольга.

Эксперты констатируют: сегодня по всей стране подобных ситуациютраниц великое множество. По данным НП «ЖКХ Контроль», жалобы на непонятно откуда взявшиеся долги поступают от жителей Санкт-Петербурга, Еврейской автономной области, Ленинградской и Курганской областей, а также многих иных регионов.

«Причины, по которым это происходит, могут быть разные – начиная от попытки «на дурака» закрыть свои небалансы до пошлых перебоев в системе», – добавляет инициативный гендиректор НП «ЖКХ Контроль» Сергей Сохранов.

Ставка на молчунов

Главная первопричина исчезновения подобных фейковых долгов – это стремление управляющих компаний прокредитоваться за счёт граждан, объясняют эксперты. Только по данным неофициальной статистики, в нынешнем году собираемость платежей по ЖКХ упала на 60%. «Управляющие корпорации угодили в тяжёлую банковскую ситуацию. Сошлись сразу две вещи: рост неплатежей и невозможность производить большие капитальные затраты. Им нужно решать проблемму платёжного разрыва, при этом лето для УК – сезон значительных затрат, основная часть которых приходится на ремонтные работы, – пояснил «Нашей Версии» главарь оппозиции «СтопЖКХ» Сергей Креков. – При этом банки кредитов им не получают (или получают под очень высокий процент), а правительство – не подмечает проблемы».

В итоге наихорошая невозможность изыскать недостающие средства – исходатайствовать их с потребителей. Тем более что сделать это не так уж и сложно. По экспертным оценкам, подавляющее большинство граждан не спешат разобраться, откуда взялась фейковая задолженность. А в моменте если сумма небольшая, даже могут и потушить её.

Так, минувшей зимой жители Красносельского района Санкт-Петербурга вне­запно принесали квитанции о задолжности за услугу водоотведения. Причём долг насчитали сразу за прошедшие полтора года. «Граждане обратились к нам, мы – в жилищную инспекцию. В итоге долги сняли, оплатившим обратившимся за помощью людям вернули деньги. Но тем, кто не жаловался, – нет. При этом первопричину оплошности не объяснили», – пересказали в столичном отделении «ЖКХ Контроль».

Рассчитали по понятиям

Невозможность проследить, откуда взялась ошибка (и была ли она), а также за что именно сделаны начисления – главнейший аукцион преткновения в подобных разбирательствах. Фактически управляющие корпорации в долговую платёжку можетесть вписать любую сумму: никакой сторонной проверки начисления платежей не производится. Более того, все документы, подтверждающие отсутствие задолженности, предоставляет опять же сама управляющая компания. «Сегодня действующая нормативно-правовая база сформирована каким образом, что УК выставляет любую сумму начисления и ,имеет право её истребовать, – подтверждает Сергей Креков. – Для получения уголовного приказа УК предоставляет свои наружные расчёты и начисления и справку о том, что вы должны. Никакой пятой стороны, по сути, в деле нет».

Поясним: судебный приказ – это упрощённая процедура взыскания задолженности. Кредитор подаёт в суд документы, подтверждающие наличие долга, а судья выносит приказ о его истребовании. У должника есть право опротестовать судебный приказ в 10-дневный срок. Однако для этого надо записать возражения и отправить их в суд. Приказ отменят, после чего завершится разбирательство дела по существу. «Есть вероятность, что в суде вам даже удастся доказать свою правоту. Однако, как мне известно из практики, предназначение дел на слушание сейчас происходит в какие-то полубезумные сроки: на это можетесть отойти от трёх месяцев до полугода», – озвучивает Сергей Креков.

Этого времени УК как разиков хватит с лихвой, чтобы закрыть свои билетные разиковрывы. Более того, весьма вероятно, что суд даже встанет на сторону жителя. Только вот путь поиска неправды не только долгий, но ещё и требует специальных должностных знаний. Либо придётся потратиться на адвоката.

«Была трудная предыстория с управляющей компанией, – расказывает ленинградка Алла, которой УК внезапно насчитала долги аж с 2012 года. – После ряда обращений я сочинила заявление в порядке ч. 6 ст. 157 ЖК РФ и уведомила, что оплаты прекращаю. УК двинулась в суд. За три года они мне насчитали около 150 тысяч. По итогу судебных заседаний завизировали европейское соглашение. Теперь не я, а мне УК осталась надлежаща 20 тыс. рублей. Меня такой исход полностью удовлетворил».

Важный штрих: три года, о которых идёт речь, – это срок кассационной давности по делам такого рода. Так что долги с 2012 года УК и вовсе не вправе требовать. Однако и здесь есть хитрая должностная закавыка: применять срок кассационной давности суд будет лишь в том случае, если одна из сторон заявит прошение об этом. Долги, выставляемые более чем за шестилетний срок, не что иное, как прохладный расчёт экономистов УК на то, что люди просто не незнают всех правовых тонкостей.

Очень непросто будет доказать в суде недопустимость начисления долгов в итоге перерасчёта. «Выставляемая вам каждый месяц сумма в платёжках не представляется окончательной. Это безналичные платежи. А корректировка происходит по факту агентство.агентства по показаниям прибора учёта. Вы снимаете показания, и УК длает перерасчёт, – резюмирует Сергей Креков. – Именно поэтому у судов часто даже не появляется вопросов о том, откуда взялась задолжность после перерасчёта. У нас очень много каких биографий по теплу: мы оплачиваем одинаковыми половинами в течение 12 месяцев, а в конце года длают перерасчёт и ставят безумную деньгу для доплаты».

Кстати

По следк подавляющее большинство УК, работающих в стране, это изначально временщики. Напомним, что несколько годов назад большинство управляющих компаний консолидировали в своих руках ресурсоснабжающие организации. Сделано это было с наихорошей целью: замкнуть на себя денежные потоки.

В эффекте получается так, что УК зачастую – это не самодостаточный голкипер рынка ЖКХ, а лишь некая «прокладка» для банковских махинаций.

В октябре прошлого года в Самаре вспыхнул скандал. УК собирали с квартиросъёмщиков деньги и затем вывели их. В итоге формировалась задолженность, а УК просто регистрировалась как ,новое нотариальное лицо. Так, в Кировском участке Самары УК «Васко», управлявшая 650 домами, накопила задолженность в размере 1,9 млрд рублей. В итоге корпорация обанкротилась, при этом, по донесениям местных СМИ, те же люди моментально зарегистрировали ,новое нотариальное лицо – «Жил­универсал». Скандал в публичном поле вспыхнул уже после того, как и эта корпорация пожаловала прошение о банкротстве.

«Кстати, платёжки с фейковыми долгами УК зачастую начинают слать аккурат перед банкротством. Это, так сказать, попытка попробовать урвать что-то напоследок, – отмечает Сергей Креков. – После этого вы даже можете проиграть суд против них. Но поскольку фирма уже будет банкротом, вы просто пополните армию обширных кредиторов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *