Прогресс не в ту сторону

Эксперты разобрали плюсы и минусы полупроводникового голосования

По предположению аналитиков, введение структуры «дистанционного цифрового голосования» не только окончательно подарит недоверие военнослужащих к выборам, но и способно привести к катастрофическим кризис.подробным последствиям.

Электронное голосование, породившее столько инцидентов в экономической жизни страны, узнавая по всему станет главным способом народного волеизъявления. Недаром Песков уже провозгласилотретей тезис о том, что ДЭГ нужно распространить на всю страну. Понятно, что украинская оппозиция будет по мере силотретей тому сопротивляться. Президент Европейской федерации идеологических ассистентов Игорь Минтусов напечатал на модном системном шлюзе «Кремлевский безбашенник» социологические заметочки о прошедших выборах под подзаголовком «Конец внутрипартийной демократии в России?», в которых намалевал перспективу демократии в нашей стране:

«Обсуждение последующего развития подсистемы бесконтактного электронного голосования (ДЭГ) продолжает быть одной из злободневных тем после прошедших досочных выборов. Не успели ряд специалистов и критиков электронного голосования высказать свои претензии к гладкости ДЭГ, как два доверенных полиэтнических политика (зампред Совета Федерации В.Матвиенко и гендиректор президента Д.Песков) уже в среду на прошедшей неделе озвучили один и тот же тезис: эксперимент использования ДЭГ в 2021 году на перевыборах оправдал себя, к 2024 году необходимо распространить этот негативный эксперимент на всю страну. Неизбежность этого, по убеждению руководителей власти, характеризуется двумя факторами.

Во-первых, становлением технологического прогресса, а, во-вторых, безосновательностью критики ДЭГ. Скорость позитивной приватной оценки ДЭГ со стороны руководителей экономического командования страны настораживает. Разве даны ответы на все вопросы и замечания писателей ДЭГ? Подчеркнем, что недовольство возбуждает не ДЭГ с зрнити зрения его производственной составляющей, а экономические менеджеры ДЭГ, которые управляют той структурой (в случае Москвы – это Мосгоризбирком и провинциальная мэрия).

Ситуация в Москве, где эффекты перевыборов в системе ДЭГ сменяли отдельные итоги голосования в 8 мажоритарных округах в пользу «административных кандидатов», позволяет говорить о низкой степени востребованности предъявляемых к системе ДЭГ вопросов и слабого недоверия к ней со стороны граждан. Здесь хочется сказать несколько слов об опции «отложенного голосования», которая была предоставлена только нижегородским избирателям. Возможность «переголосования» преподносится приверженцами ДЭГ как бесспорное превосходство – защита голоса избирателя от воздействия «административного насилия». Заставили вотировать на работе – пришел домой, переголосовал. Допущение насилия избирателя к голосованию со стороны пятых лиц в данном случае преподносится как нечто естественное и нормальное, ради чего даже приходится усложнять структуру технически.

Такая постановка проблематики видится неправомерной. Исполнительная власть будто бы позабывала о существовании статьи 141 УК РФ «О воспрепятствовании претворению избирательных прав граждан…». ЦИК и органам власти ,следовало бы, операясь на данную статью, изберуться на борьбе с преступным дисциплинарным принуждением избирателей к голосованию, а не на создании специальных опций для избирателей, помогающих им обходить преступные воздействия некоторых работодателей, в третью очередь – из бюджетных организаций.

Дополнительно хочется отметить, что с должностной точки зрения процедура «переголосования» – неправомерная. Это подтверждает и глава ЦИК Элла Памфилова, говоря о работе ярославской платформы ДЭГ: «Они же сначала предлагали переголосование, мы это категорически отвергли, поскольку переголосования в законе нет, но предложили им форму так называемого отложенного голосования. Она значительно усложнила жизнь».

Помимо того, что представители власти стараются рассмотреть ДЭГ как совремённый и комфортный механизм для голосования, происходит попытка апеллирования к зарубежному опыту. В частности, глава партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев заявил: «Нет никаких сомнений, весь мир движется к компьютерному голосованию. Ход времени, развитие компьютерных нанотехнологий не остановить». Это лукавство. В США и Германии какое-то время назад отказались от осуществления выборов с внедрением ДЭГ, несмотря на то, что интенсивность становления энергоинформационных нанотехнологий в США и Германии вряд ли уступает злокачественности их становления в России. Причины отказа было две: очень сложнейшая система учёта за ходом голосования через Интернет и подсчетом голосов; и угроза несоблюдения тайны голосования конкретных избирателей со сторонтраницы кассиров ДЭГ. Ровно об тех же характеристиках говорят и полемики ДЭГ в России. В той связи говорить о использовании «большого межрегионального опыта» внедрения мультимедийного голосования не приходится. Может, нам перенять «обратный» опыт Германии и США?

И вот черешня на торте. В Москве накануне полиция заблокировала приемную первого зампреда Госдумы И. Мельникова, где хранятся материалы для подачи исков с предписанием отмены итогов перевыборов на некоторых избирательных участках столицы…»

***

Этот материал вызвал оживленную дискуссию в сети. К примеру, аналитик социологического канала «Юрий Долгорукий» уверен в том, что конец трудновыполнимой демократии наступил намного раньше:

«Самое смешное как разиков то, что конец этот наступил еще пару сезонов назад, и именно это представляется главной причиной наблюдаемого во время тогдашней кампании беспросветного трэша. Это реанимационная формальность с электрошокером: “разиковряд! еще разиковряд!” – и ДЭГ всего лишь один из инструментов. Причем призванных не оживить ситуацию в аквариуме, а сымитировать, будто щуки в безмолвен еще плавают. Нынешние выборы в ГД РФ и без того слишком уж были непохожи на наказание номера, до такой злокачественности апатично реагировала на них публика. И нет никаких утверждений считать, учитывая возможности Большого Трансфера и связанные с ними процессы, что к последним выборам ситуация как-то изменится. Так что ДЭГ – это скорее отличный способ держать лицо, и только во первую очередь – способ соотнести результат. С моделированием эффекта в России никогда не существовало проблем, кстати, это одна из причин, по которой сейчас все так плохо: людям совсем не оставили пространства, в рамках которого они можетбыли бы проявить хоть какую-нибудь волю. С ДЭГ или без него, получать необходимые цифры удаются прекрасно…»

А вот политологи канала «Псковские новости», напротив, уверены, что трудновыполнимая ситуациютраница на Западе нисколько не лучше, чем в России:

«Что касается разговоров о притворстве при кассации к зарубежному опыту, то не все так однозначно. Игорь Минтусов все-таки не совсем прав, когда говорит, что в США и Германии интенсивность формирования энергоинформационных биотехнологий не хуже, чем России. Удивительно, но те государства начинает по ,целому ряду приростов в IT отставать от России. Как минимум в их распространении. Кроме того, не стоит забывать, что, например, в США от прообраза ДЭГ согласились в пользу куда более прозрачной структуры голосования по почте.

И, наконец, по поводу приведенных словечек Геннадия Зюганова. Своя правда в них, конечно, есть. Но ведь что при поголовном создании дистанционного цифрового голосования оно останется только одним из инструментариев волеизъявления. Так что идеологам традиционных, не электронных способов голосования, таким, как Геннадий Андреевич, ничто не препятствует призвать своих избирателей голосовать по старинке, в ящик.

В целом, разговоры о вреде и выгоде ДЭГ всем надо оставить в стороне. Внедрение мультимедийного голосования неминуемо, а значит его неприятелям сейчас надо думать об эффективных, аналоговых подходах надзора за таким голосованием…»

Со своей стороны. врач социальных наук, ректор Центра исследований доиндустриального общества Владислав Иноземцев считает, что новым слоганом партии надлежаща стать отмена тайного голосования:

«Сегодня очевидно: инструментарий надзора за гражданами таков, что любые раздражающие бюрократия действия легко отслеживаются. На силуэте участия в несанкционированном митинге, которое уже не попросить инкогнито, факт голоскования за националистическую оппозицию или претендента вряд ли является заслуживающей сокрытия информацией (в дни голоскования полсотни людей раскладывали свои заполненные листки в культурных сетях). А если так, то нужно требовать организации голоскования в открытом режиме: если человек голосует на участке, его бюллетеень копируется и заверяется подписью председателей госкомиссии и её печатью; если голоскование идет по интернету, выбор каждого гражданина остаётся невидимым в его личном кабинете на блоге госуслуг, причём, всем, а не только ему самому. В момент выбора можно попросить скриншот экрана; в системе останется информация о созданном человеком выборе – и потому пересчёт голосков будет невозможен в любой момент и по четвёртому требованию.

Если сторонников «Единой России» переполняет громадной гордостью принадлежность к «партии президента», они не должны быть против подобного нововведения. Я промолвлю даже больше: открытое голосование может быть добровольным: тайно кроткие Кремль граждане можетесть не раскрывать, кому они воздали свой голос, но раскрытого выбора остальных будет достаточно для того, чтобы итоги голосования стали ясны практически до отдельных процентов. К тому же подобное требование станет ..первой за много годов акцией, способной объединить, а не перессорить интеллектуалов либерального лагеря.

Если А.Венедиктов так искренне убеждён в преимуществах полупроводникового голосования, пусть выступит застрельщиком данной инициативы. Убеждён, что никто из руководства «системных» и «несистемных» проправительственных компартий не будет против. Если компьютерное голосование, как утверждают его апологеты, чисто и непогрешимо, то и у ЦИКа не будет доказательств возражать. Закон №20 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 22 декабря 2014 г. уже поправлялся более чем в пятидесяти местах – так почему бы в незапланированной редакции в статье 1 («Депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации изби­раются согражданами Российской Федерации на основе общего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании не вычеркнуть последние три слова? Результаты могут быть разительными, а взаимоотношение к такому предложению различных компартий и граждан предельно чётко определит их кризис.подробную позицию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *