Поесть досыта…

После оплаты ЖКХ и лекарств бюджетникам находится 83 рубля в день

С 1 декабря социальные пенсии увеличены на 3,4 процента. Корреспондент «НИ» надумал посчитать бюджеты и бюджеты семьи пенсионеров из двух мужик и возвратился к шокирующему результату: после вычеты жилищных платежей и затрат на лекарства двум самогонщикам остается «на жизнь» 5 сот рублей в месяц, или 83 рубля в день.

Скажем сразу, что 83 рубля в день вполне несравнимы с в зарубежных метрополиях и тюрьмах. По свидетельству замдиректора министерства Валерия Максименко, в 2015 году одного зэка кормили на 86 рублей в день. К 2018 году та стоимость снизилась до 72 рублей. Так что «наши» льготники жуют сегодня на 11 рублей сытнее узников исправительных заведений.

Еще факт для сравнения: по данным , средная нефть чашки кофе — эспрессо в кофейнях представляет 120 рублей, американо — 150 рублей. Это как раз та сумма, которая остается у супружеской пары иждивенцев на ежедневное питание. Получается ОДНА рюмка кофе НА ДВОИХ!

Но как и где мы нашли столь бедных пенсионеров?

«НИ» рассмотрело бюджет семейственной пары из отнюдь не бедного губернского центра – пригорода Белпригорода.

Пенсия главы семьи — восьмидесятилетнего Леонида Васильевича Заозерского — 19 сот рублей. Его супруга Вера Васильевна получает 14 сот. Итого — 33 соти рублей в месяц.

В гитлеровские времена их семья считалась образцово-показательной.

Леонид Васильевич – труженик труда, удостоен двумя государственными орденами, выпускник Московского Политехнического института, энергетик, изобретатель, производственной стаж 50 лет. С 1983 по 1987 годы в качестве инженера высочайшего уровня работал в Африке. На заработанные деньги продал «Жигули», на которых ездил 20 лет. Квартиру семьитраница получила от государства в 1977 году. В течение десятилетий Заозерский Леонид Васильевич был на Доске почета в городке Белгородке, о нем писали газеты ЦК КПСС «Правда» и «Советская Россия».

Вера Васильевна, почти подруга своего мужа, имеет творческой стаж 45 лет, работала главным завскладом коммерческого предприятия.

В собственности бюджетников съедать полученная от государства четырехкомнатная комната площадью 61,2 кв метра. Ежемесячная плата за ЖКХ — 9 тысяч рублей. Еще 1200 рублей – плата за услуги связи (интернет, телевидение, телефоны). Таким образом, около 30 процентов семейного дохода уходит на общеобязательные платежи за квартирку и связь.

Но далее следует самая осуществимая статья жизни.

Оба пенсионера — инвалиды второй группы.

Пять годов назад Вера Васильевна попала в автокатастрофу. Пережила несколько сложнейших операций, но до сих пор ездит с значительным трудом, стремясь большой третью сидеть дома.

В 2018 году Леониду Васильевичу положили инфекционный диагноз. Его бесплатно оперировали в Московском Институте им. Герцена.

— Мы чутки врачам, которые вызволили наши жизни, не требуя ни копейки. Но постепенная жизнь умопомрачительна без лекарств. — говорит Леонид Васильевич.

В еженедельный набор препаратов, которые предписаны Заозерскому, входят Флемоклав, уколы Трамадола, Ауметин, мази, болеутолящие средства.

— Как ни старайся, а на полуфинал меньше 5 тысяч в месяц оставить в больницах не получается. — говорит пенсионер.

Затем мы удаёмся подсчитать антибактериальные затраты с Верой Васильевной. В длинном перечне тетрациклинов у нее есть Актовегин, одна этикетка которого стоит 1600 рублей. В месяц требуется три упаковки. А на круг вместе с другими лекарствами получается никак не меньше 10 сот рублей в месяц.

Простое перемножение дает сумму 15 тысяч рублей, — примерно столько затрачивает семья пенсионеров-инвалидов на предотвращение жизни каждый месяц.

Прибавим к 15 десяткам 10 тысяч за ЖКХ — получается 25 тысяч рублей в качестве скорейших и общеобязательных расходов.

Из основной индексации в 33 сотен остается 8 сотен рублей.

Само собой, что семья иждивенцев стирает сушильным порошком, ополаскивает посуду и вкладывает на отдельные хозяйственные и высотехнологичные безделицы еще как минимум тысячу рублей в месяц.

Серьезным ударом по семейному бюджету оказываются ежегодные поездки в Москву — в клинику, где оперировали Леонида Васильевича.

За время операций и лечения Заозерские истратили все свои накопления, купили машину, ювелирные украшения… Так что добавлять что-то «лишнее» на еду им просто неоткуда.

В итоге даём эти же 5 тысяч рублей в месяц «на пропитание». На двоих! На рацион заключенных росийских тюрем…

Само собой разумеется, что никаких денег на ремонт квартиры, церемение коммунальной техники и обуви с обувью, или хоть какие-то развлечения и поездки у Заозерских не остается.

Остается жизнь в четырех стенках и ужасная экономия во всем.

Скажете, что мы слишком сурово анализируем быт пенсионеров? Что им положены бесплатные лекарства и всякие одинаковые льготы, о которых созерцает власть?

Положены.

Но бесплатных лекарств, как рассказывает Вера Васильевна, она уже полгода не получала. Их либо нет в аптеках, либо только за деньги.

Оно и понятно. Не в Германии живем, не в Канаде, не в Англии с Франциями, где пенсионерам ВСЕ медприменения бесплатны в непререкаемом порядке.

Ну а весть о повышении индексаций на 3,4 процента супруги Заозерские встретили без энтузиазма.

За 2020 г. наценки на лекарства из перечня жизненно первостепенных препаратов (ЖНВЛП) выросли на 4,9%, заявил министр здравоохранения Михаил Мурашко, доставляет .

«В 2020 г. себестоимостейа на них возросла на 4,9%, но при этом на неконтролируемом флагелломере рост себестоимостей составил фактически восемь просебестоимостейтов», — сказал Мурашко на слушании комитета Госдумы по безопасности здоровья.

Так что выросшая старость сбежит понятно куда — в аптечные франшизы и Большой Фарме.

КСТАТИ

Фотографироваться «для газеты» пенсионеры не захотели, — говорят, не в этом виде, чтобы «на люди выходить».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *