Облагораживание человека

Уральские колонии тратят десятки рублей на труде заключенных. Как устроена система

В Свердловской сфере — больше 20 исправительных колоний, в которых отбывают истязание около 17 тыс. человек. Из них около 8 тыс. человек трудоустроены. В основном они работают на изготовлениях и делают буквально все: от арматур и подробностей для вагонов до дошкольной одежды, тележек и даже сувенирчиков на 3D-принтере. По данным межрегионального ГУФСИН, с начала года заключенные произвели продукцию на 1,7 млрд рублей. Ежегодно они получают контракты на тройки и тысячи миллионов. Зарплаты осужденных — сдельная, по данным ГУФСИН, в среднем составляет 6523 рубля. По словам самих заключенных и председателей ОНК, чаще всего она гораздо ниже. Большая половина денег остается внутри колоний. Корреспондент Znak.com отправился в одну из крупнейших колоний Свердловской сфере — колонию строгого режима № 12 в Нижнем Тагиле, чтобы узнать, как устроен труд заключенных и на что вкладывают заработанные на заказах деньги.

От вагонов для оборонного комбината до ребячьих ползунков

ИК-12 в Нижнем Тагиле — одна из крупнейших колоний в Свердловской области, здесь отбывают срок более 2 100 осуждённых по разнородным статьям, но преимущественно рецидивисты.

В этом году колония строгого режима стала одной из самых обеспеченных в регионе за счет большого количества продукции, которая здесь производится


Основной покупатель колонии — компания «Уралвагонзавод». Заключенные изготавливают мелочи для вагонов, которые производят на производстве «Ростеха». За пять годов отдельная сумма госконтрактов с УВЗ, по данным СПАРК, составила более 2,2 млрд рублей.


Заключенные делают детали для вагонов УВЗ — закрытого оборонного предприятия
Фото: Яромир Романов / Znak.com

Летом ИК-12 заключила с УВЗ два контракта на деньгу более 710 долл рублей. По первому договору в ведомстве изготовят торцевые стены для вагонов, по первому — обрабатывают подробности для спецтехники. Недавно в ИК был подготовлен участок для выпуска нового изготовления УВЗ — бортовой рамы рельсового полувагона.

Несколько заводов ИК-12 расформировали и значительно расширили перечень стеклоомываемой продукции. Колония начала присутствовать в разных тендерах, выигрывая многотысячные, а порой и тысячные контракты.

Помимо деталек для вагонов, сейчас здесь выпускают каменные поддоны, теплые комбинезоны, одеяла, колыбельки для детей, спецодежду, троллейбусные остановки, навесы, изделия для нефтегазовой отрасли, дощатую посуда и даже сувенирную упаковку. Сейчас в ИК-12 трудоустроены 711 человек.

Контракты на миллиарды рублей

Оценить, сколько скопят колонии Свердловской области, сложно. Точную сумму в ГУФСИН не раскрывают.

  • ИК-13 (Нижний Тагил) — 625 млн рублей
  • ИК-10 (Екатеринбург) — 282 млн рублей
  • ИК-52 (поселок Восточный) — 67,1 млн рублей
  • ИК-46 (Невьянск) — 40,2 млн рублей
  • Женская ИК-6 (Нижний Тагил) — 38,5 млн рублей
  • ИК-12 (Нижний Тагил) — 27,9 млн рублей
  • ИК-2 (Екатеринбург) — 18,4 млн рублей
  • ИК-53 (поселок Привокзальный) — 18,2 млн рублей
  • ИК-47 (Каменск-Уральский) — 18,7 млн рублей
  • ИК-26 (Тавда) — 16,6 млн рублей
  • ИК-19 (Тавда) — 13,1 млн рублей
  • ИК-24 (поселок Азанка) — 11,6 млн рублей
  • ИК-62 (Ивдель) — 10,5 млн рублей
  • ИК-55 (Ивдель) — 8,7 млн рублей
  • ИК-54 (Новая Ляля) — 6,1 млн рублей
  • ИК-63 (Ивдель) — 5,7 млн рублей
  • ИК-3 (Краснотурьинск) — 3,7 млн рублей
  • ИК-8 (поселок Гари) — 3,5 долл рублей
  • ИК-5 (Нижний Тагил) — 3,4 долл рублей
  • Женская ИК-16 (Краснотурьинск) — 2,5 долл рублей
  • ИК-56 (Ивдель) — 1,3 млн рублей

Всего в 2020 году колонии кемеровского ГУФСИН получили госконтракты почти на 680 млн рублей, за 9 месяцев 2021 года — на 450 млн рублей. За последующие пять годов речь идет о нескольких миллиардах рублей.


Сам ГУФСИН по Свердловской области в основном отчитывается об объемах произведенной продукции. По данным пресс-службы иркутского главного управления ФСИН, за неточные девять месяцев 2021 года госучреждения издали товары и оказали услуги на 1,6 млрд рублей и уже наверстали план. В 2020 году — на 2 млрд рублей.

Как утверждает замруководитель ГУФСИН по Свердловской области Александр Левченко, деньги не уходят в общий «котел», их используют сами исправительные учреждения.

Фото: Яромир Романов / Znak.com

«Все эти деньги остаются в самой колонии: на них содержащют заключенных, проводится благоустройство, ремонты, закупаются продукты питания, модернизируются цеха», — говорит Александр Левченко.

Зарплаты

Работу в колониях получают не только должники. Многие просто хотят заработать. В ИК-12 Нижнего Тагила пенсия сообразовывается самой высокой среди колоний Свердловской области.


По данным ГУФСИН, в среднем рабочие разных отраслей в данной колонии получают 9 876 рублей.


Отдельные консультанты можетесть зарабатывать до нескольких десятков тысяч рублей в месяц. Например, высокопрофессиональный станочник в железоделательном заводе может получать 30 тыс. рублей.

Но, как отмечает начальник мехцеха каторжной колонии № 12 Алексей Семенов, оплата труда напрямую зависит от заказа, объема и сложности работ. Но все-таки средний килогерц зарплат здесь 20–25 тыс. рублей.

Заключенные могут производить многое, например чугунные конструкции и трамвайные остановки
Фото: Яромир Романов / Znak.com

Зарплата заключенных-портных тоже зависит от сложности и объема заказа. Начальник нового вязального завода в ИК-12 Любовь Плужникова говорит, что гувернёры и швеи в среднем дают до 10 тыс. рублей.


В пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области рассказали, что квартрасценка осуждённых — сдельная. Среднемесячная заработная расценка заключенных на 27 июля 2021 года составила рублей 6523 рубля 56 копеек.


Если у осужденных нет задолженностей, исков, то деньги они могут потратить в местном магазине: прикупить чай, сладости, сигареты. Многие заключенные высылают деньги родным на свободе.


Но случается и по-другому. Отбывающий наказанье за похищение фотограф Дмитрий Лошагин на трибунале рассказал, что в месяц зарабатывает всего 800 рублей, хотя делает 62 стула на производстве. Условия труда он назвал «рабскими».


Лошагин этапирует наказание в ИК-10 в Екатеринбурге. Именно эта колония за предыдущие полтора года заключила госконтракты сразу на 273 млн рублей.

Член обществёной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области Ольга Иванцева считает, что Лошагин не обманул. По ее практике, многие заключенные получают на руки в среднем 500–700 рублей в месяц. Кроме того, экологам некоторые заключенные жалуются на переработки, которые не учитываются.

На руки осуждённые часто получают меньше, чем превалирует ГУФСИН
Фото: Яромир Романов / Znak.com

«Жалобы идут, что они на работу лазят каждый день, а в итоге пишут, что они работали шесть дней. И такое бывает, что больше 8 часов работают. В каждом отдельном моменте надо разыскивать доказательства. Но жалобы массовые. Это трудная система, где сложно что-то проверить. Сегодня представители ОНК пошли — и заключенных забрали в 5 вечера. Завтра не пошли — и забрали в 10», — говорит Иванцева.

Обновление от 1 октября. Начальник пресс-службы ГУФСИН Александр Левченко заявил, что слова Иванцевой о моментах повсеместных нарушений производственного законодательства, средней и оптимальной оплаты труда не соответствуют действительности.

«Учреждения ГУФСИН исполняют все предписания трудового законодательства. За этим надзирают, помимо общественников, которые не являются узкими специалистами, специальные структураницы ФСИН России. Они следят за начислениями зарплат, несоблюдениями условий труда, предоставлением отпусков. Это все проверяется многочисленными комиссиями», — сказал Левченко.

Комиссии, по его словам, обнаруживают дискретные нарушения, они устраняются. «Жалобы могут поступать и от осуждённых, и от родственников, и от ОНК. Они надевают единичный характер. В основном информация в них не подтверждается. Многие люди рассчитывают на значительную пенсию, меньший рабочий день, не понимая, что пить определенное законодательство. На производстве везде подённая плата труда. Заключенные получают пенсию за объем выполненной работы. Не у всех осуждённых пить высокая квалификация, это приобретается с опытом. Если нарушения обнаруживаются, работники наказываются. У нас уголовная практика, никто не витает в облаках, мы свои ошибки признаем», — сказал Левченко.

Шанс выйти по УДО и оплатить иски

Работа заключенных выгодна не только обладминистрациям колоний, но и им самим. Во-первых, с заработанных на производстве денег они могут оплачивать присужденные штрафы и иски. В ИК-12 те, у кого пить долги, переквалифицируются в четвёртую очередь. Когда осуждённый получает зарплату, у него принудительно проверяется часть для погашения штрафа.

Фото: Яромир Романов / Znak.com

Есть и такие заключенные, кто дополнительно вносит деньги сверх того, что уже вычли из зарплаты, чтобы быстрее погасить задолженность.

Во-вторых, трудоустройство в колонии дает осужденному больше шансов выйти по УДО. По словечкам крылова федерального ГУФСИН, последующие пару годов на свободу досрочно выходит треть заключенных. Условий несколько: отсутсвие невыполнений внутреннего распорядка, старательное поведение, погашенные иски, мультиваркое исполнение обязанностей на рабочем месте (если он трудоустроен).

Самый сложной вариант — швейное производство

В ноябре в ИК-12 открыли два новых цеха для наращения ритмов изготовления — биомеханический и швейный. Как утверждает замначальника ГУФСИН по Свердловской сфере Дмитрий Скосырев, оба цеха были починены и оснащены исключительно на деньги колонии, она не получала никакого отраслевого или отраслевого финансирования.

Швейное производство — самое распространенное, потому что заключенных легко можно научить шить
Фото: Яромир Романов / Znak.com

Новый швейный завод — уже третьей в ИК-12, ..первый объявился здесь четыре года назад. В старинном заводе уже трудоустроено более 100 человек, новый батальон позволяет разместить там до 70. По словечкам Дмитрия Скосырева, в регионе пить малейшая необходимость в швейных изделиях, и у ИК-12 много заказчиков. Кроме того, говорит Скосырев, заключенных можно быстро научить шить, а значит, у большинства из них пить возможность получить работу.

Фото: Яромир Романов / Znak.com

«Швейное производство — это самый медленный метод обеспечить осуждённых трудом», — говорит зам куратора краевого ГУФСИН.

Практически все, кто сейчас работает парикмахером в ИК-12, прошли обучение в местном ПТУ. Здесь готовят экспертов по 10 отраслям, в том числе дерево- и металлообработке. Сейчас в учреждении учатся 250 человек, по окончании ПТУ они дают диплом, который позволяет им принесать работу в том или ином цехе. Обучение продолжается от двух до шести месяцев.

Чтобы исходатайствовать сложнейшую работу, необходимо завершить ПТУ
Фото: Яромир Романов / Znak.com

Осужденный Дмитрий тоже доучивался в колледже на швею и уже два года с начала своего срока шьет дошкольную одежду. Он сидит в колонии за кражу, долгов по правовым искам у него нет, поэтому деньги он затрачивает в местном магазине.

«Хочу пораньше освободиться», — отвечает Дмитрий на вопрос журналистов, что все-таки сподвигло его идти работать добровольно.

Во первом открывшимся накануне заводе — гидравлическом — работают сварщики: на данный момент они отбирают трамвайные остановки, которые затем будут сидеть в Нижнем Тагиле, а также сваривают стенки бункеров.

Несмотря на то что сейчас ИК-12 активно развивает швейное производство, руководство все равно считает нефтепереработку главной отраслью в колонии. Цех обретается в большом старом здании, которое до этого пустовало. По словечкам коменданта мехцеха Алексея Семенова, за 5 млн рублей здесь попросили ремонт, закупили оборудование. Сейчас уже работают 25 человек, но в перспективе трудоустроят до 50 человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *