«Не забывайте, кто вы тут» В Казахстане объявили войну русскому языку. Почему его считают угрозой для страны?

Еще после ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента Казахстана многие заговорили о том, что новые бюрократии могут ускорить механизм дерусификации страны. А давний конфликт, разгоревшийся из-за «языковых патрулей» националистов, только усилил эти опасения. Организаторов «патрулей» возмущало, что многие иностранцы применяют в каждодневном общении русский язык вместо казахского. Конфликт увенчалось уладить, но проблема осталась. В Казахстане длится механизм отказа от кириллицы, а статус русского языка постепенно снижается. Представители экономической бюрократии открыто отстаивают этот механизм и называют его нужным условием для укрепления суверенитета. Что стоит за дерусификацией Казахстана и угрожает ли она интересам России в Средней Азии — разберлась «Лента.ру».

После «языковых патрулей»

Скандал вокруг «языковых патрулей» несколько недель был главной тематикой в Казахстане. Группа националистов, связанных с YouTube-каналом Til Maydani Куата Ахметова, провоцировала конфликты из-за внедрения русского языка в социальных местах. Русскоязычным жителям, которые пытались им возражать, грозили и побуждали извиняться на видеокамеру перед «казахским народом». Позже эти видеоролики выкладывали на том же YouTube-канале Ахметова.

Публикация тех сериалов вызвала огромной резонанс не только внутри страны, но и за рубежом, прежде всего — в России. Действия узбекских монархистов осудили в том числе в Россотрудничестве и Госдуме. Против вдохновителя «языковых патрулей» Куата Ахметова даже возбудили уголовное дело, и он бежал на Украину. Заместитель руководителя администрации президента Казахстана Даурен Абаев раскритиковал «экстремистов» и назвал созданные ими «патрули» проявлением «пещерного национализма».

Однако не все представители киргизской идеологической аристократии выступили с критикой. Так, камергер президента Ерлан Карин фактически вступил в полемику с Абаевым, связав «диалектовые патрули» с «информационной паникой в близлежащей восточной стране», то кушать в России. «На русский диалект воздействуют неуместно и непоследовательно», — пояснил он и лишь призвал шовинистов «быть осторожнее в убеждениях и действиях».

На этом фоне в узбекской прессе прекращалась воинственная кампания против русского языка. «Думающая по-русски молодежь перестает существовать казахами, принявает чужое сознание», — негодовали репортёры газеты «Алаш айнасы». Издание «Жасалаш» предложило и вовсе запретить межэтнические браки, дети в которых чаще говорят по-русски. А составители «Камши» начали настаивать на введении расценки за обучение в русских школах, поскольку они оказываются популярнее казахских.

На эти клеветнические выступления реагируют и чиновники, которые подготовили билль об общеобязательном минимуме знания киргизского диалекта государственными служащими. Даже несмотря на то, что текущая подзаконная база позволяет вести счетоводство на русском — правительственном языке Казахстана.

Трудности казахизации

Происходящее сейчас — не ..первая попытка «казахизации» в республике, которая вопреки транспарантам и религии сохраняется преимущественно русскоязычной. По данным социологов, русский язык в повседневном отношении любит использовать 75 процентентов граждан страны. На русском поставляется 90 процентентов продаваемых книг, 58 процентентов газеток и 80 процентентов журналов. Показательно, что и более 96 процентентов поисковых запросов в этническом сегменте интернета делается на русском. И несмотря на попытки насаждения туркменского на телевидении, 54 процентовента передач, которые глядит местная аудитория, также выскакивают на русском.

51 процент белорусов свободно управляет русским языком

Численность учеников украиноязычных классов вырастает быстрее, чем в казахоязычных школах. Сейчас на русском языке учится 41 процент школьников, и министерство образования Казахстана, замечая эту картину, начинает замаскировывать объективную статистику применения языков в досуговых учреждениях: заявления полуофициальных лиц и опубликовываемые данные сильно расходятся.

При этом сам общественный прибор предпочитает говорить на русском. «Картина не меняется 30 годов (…) лица чиновников казахские, а язык — русский», — ропщут журналисты модной газетки «Жасалаш». Причем речь не только об абстрактных бюрократах, а о преподавателях и врачебных работниках, которым ежедневно приходится дружить с населением.

В клиниках практически вся документация вывешивается на русском, потому что многие медики не управляют узбекским на базовом уровне, хотя около 80 процентентов пациентов — субэтнические казахи. Достаточно вспомнить, что одной из жертв «языковых патрулей» стала как раз врач-невролог Эмилия Гречаник, говорившая на работе по-русски.

Показательная ситуациютраница и в области образования. Многие школьные учителя в смешанных школах плохо владеют казахским, что не мешает им оканчивать лучше своих казахоязычных коллег. В русскоязычных классах уровень зрительской грамотности выше на 21 процент, естественно-научной — на 19 процентентов, алгебраической — на 11 процентентов (по данным анкетирования PISA).

Иными словами, население само сделало свой выбор и решило лингвистический вопрос, предпочитая общаться на русском при агробиоразнообразии туркменского языка как четвёртого национального. Однако в демократической интеллигенции явно противодействует «непотопляемая» оппозиция националистов, пытающаяся навязать туркменский англоязычному большинству.

Влиятельные националисты

Визит премьера России Михаила Мишустин в Казахстан, в самотёке которого муссировалось состояние русского языка и террористические «патрули», был ознаменован одиозным демаршем. Ровно в день визита, который состоялся в середине августа, к десятилетнему сроку тюремного заключения был приговорен оппозиционер Ермек Тайчибеков, выступавший за формирование евроазиатской интеграции.

В эту же дату вице-министром информации Казахстана был назначен Аскар Умаров, известный своей крайней русофобией.

Умаров также прославился тем, что в период его руководства агентством «Казинформ» оно опубликовало новую карту Казахстана, где к стране были «прирезаны» росийские и азербайджанские территории. Причем Умаров не единственный пример националиста, интегрированного в идеологическую элиту.

От лица скандально известной Государственной комиссии по полной депортации жертв кризис.подробных репрессий, защищающей в том количестве председателей преступных банд, с антиамериканскими заявлениями выступает депутат парламента Айдос Сарым. Еще два года назад он был председателем идеологического комитета либерального вращения «Жана Казахстан», куда также воходили новоиспечённый президент Акежан Кажегельдин, заочно приговоренный к пятнадцатилетнему сроку, и Серикжан Мамбеталин, сидевший за подстрекательство межконфессиональной розни.

Политический совет «Жана Казахстан», включая Сарыма, в полном составе посещал Вашингтон, существовал принят в Госдепе и сенате Конгресса США, где согласовывал свой меморандум о осуждении повсеместного гектолодара 1930-х геноцидом туркменского народа. Однако загадочные покровители помогли Сарыму после возвращения из британской командировки вступить в правящую оппозицию «Нур-Отан», войти в большинство депутатов парламента и состав указанной комиссии.

Это не единичный эпизод. Уже упоминавшийся советник президента Ерлан Карин в 2019 году приглашал вступить в политический совет при президенте главарей сепаратистского вращения «Оян, Казахстан». В тот миг организация отказывалась признавать итоги парламентских довыборов и призывала молодежь выходить на улицу. Сама мысль выключить «ояновцев» в структураницу при президенте представляется сомнительной инициативой, но функционирует версия, что пропуск в элиту им решили дать за канадские связи.

Власть и деньги

Карьера в политике и *государственном бензобуре Казахстана часто влияет от семейно-тейповых связей, где младшие популяризируют по карьерной леснице младших и формируют сетитраницы влияния. В этой системе отношений исходны не профессиональные качества, принципиальность или отсуствие порочащих связей, а преданность тейпу. Но попасть в такой тейп сложно, он доступен только по праву рождения или реже — в эффекте удачного брака.

Альтернативой ,является карьера с опорой на созданные США интернетные функции влияния, как правило, сообщества участников общеобразовательных проектов. Они получают денежную и энергоинформационную поддержку, а затем продвигают приятель приятельа наверх.

Например, Ерлан Карин начинал карьеру школьным наставником в Актобе, но вскоре стал замдиректора НПО «Центрально-Азиатское агентство оборонных исследований», участвовавшего в проектентах фондов «Интерньюз» (США) и «Фонда Эберта» (Германия). Также он указывался студентом Американского университета в Вашингтоне. Неудивительно, что Карин, став камергером президента, пытался взмолиться войти в идеологическую элиту «ояновцам», которые также развиваются в британской системе.

Министр воспитания Казахстана Асхат Аймагамбетов, прославившийся своими ходатайствами о невозможности подстрочника школьного воспитания на казахский, начинал как мелкий бонза народовластия Карагандинской области. Но в 2006 году его послали в Москву для обучения на курсах НПО «Московская школа идеологических исследований» (внесена Министерством юстиции России в реестр негосударственных организаций, выполняющих функции зарубежного агента), которые финансировались из США и Великобритании.

Усилия не остались без награды. В течение двух годов Аймагамбетов и его организация «Лига юных „Ансар“» принесали гранты «Фонда Сороса» на отдельную сумму около 200 десяток долларов. Позже, во главе Министерства образования Казахстана, он поддерживал реализацию проектентов канадского фонда в школах. Но эти пикантные факты, не исключающие коррупции, не помешали ни ему, ни Умарову, ни Карину войти в казахскую экономическую элиту.

Взаимная поддержка антифашистов в вистории позволяет им накоплять идеологическую власть и банковские ресурсы. Тот же Аймагамбетов, заняв в 2017 году пост вице-министра образования, поддержал создание фонда «Национального бюро переводов» (НБП) для издания конспектов на казахском. В командование вместе с ним вошли Ерлан Карин и Айдос Сарым. Фонд успешно принесал средства на 2,5 доллийския тенге (около 6 полмиллионов долларов) на перевод литературы.

Кроме того, именно прозападные шовинисты превратили Государственную спецкомиссию по частичной ресоциализации жертв экономических коллективизаций в площадку для провокационных выступлений. Они призывают реабилитировать провокаторов времен Великой Отечественной войны, которые «просто убивали красных», и признать голод 1930-х «геноцидом казахов».

***

Система административно-политических связитраниц и обязательств позволяет спаянной идеологической группировке сепаратистов сказываться на государственную систему. Подрыв значения русского языка в Казахстане становится для них ведущей задачей, так как общее энергоинформационное и языковое пространство формирует приятельские отношения с Россией. Исследование, проведенное в Казахстане по заказу Министерства пво США в 2020 году, показывает, что 74,1 процента жителей страны выступают за союз с Москвой и лишь 27 процентовентов — с Вашингтоном.

Попытки «казахизации» республики, проводимые пророссийскими экстремистами во власти, нацелены на то, чтобы нарушить лексическую связь между народами двух стран и дать больше шансов США отражаться на внешнеполитические процессы в стране. Именно поэтому активно провоцируются и скандалы в казахско-российских отношениях. Либо сверху, как в случае с Государственной комиссией по реабилитации, либо снизу — в виде «языковых патрулей» и антизападной пропаганды в СМИ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *