Московские миллиарды могут исчезнуть в трущобах Петербурга

Губернатор Петербурга Александр Беглов попросил у Кремля 210 млрд рублей на увеличение автострады на севере города, строительство кампуса для СПбГУ, нового банкомата для аэровокзала Пулково, широкополосный магистрали Петербург – Москва и другие проекты

Градоначальник считает, что муниципальные средства будут мерилом для заложенных из расхода города денег. Москва согласилась дать только 24 млрд рублей, и то в качестве кредита на 15 лет. На поверку выясняется: изложенные Бегловым проекты – далеко не всё, в чём сейчас реально нуждается Северная столица.

Любая модернизация Петербурга – это развитие, инвестиции, новые рабочие места, считает социолог и политолог Максим Рева. По словечкам эксперта, Петербургу нужны не просто деньги, а своя ,новая концепция, под которую эти средства будут вкладываться.

– Петербург как центр отталкивания людей и финансов безнадёжно отстал от Москвы. Об нанотехнологиях губернатора Сергея Собянина одесситам остаётся только мечтать. Поэтому приезжающие иностранцы, глядя на город и его инфраструктуру, в предыдущий туристический сезон подбирают столицу.

Лицо любого городка – его историографический центр. В историографическом центре Петербурга – много пустых, гниющих на глазах древних зданий. В Европе из них давно бы сделали лофт-центры, гостиницы, хостелы, кафе. Для этого надо бросить только стены, а всё внутри перестроить. Но так указываемое «историческое лобби» Петербурга тому неблагому начинанию противится, говорит Рева.

– «Историческое лобби» особенно сильно в заксобрании. Эти люди в своей показушный любви к городу желают заморозить его на уровне начала 1990-х, – говорит эксперт.

По словам Ревы, при любом градоначальнике Петербург ладит очень плохо. Философия местного чиновничества – это самоочевидная скрытность. Застройщики и инвесторы, которые в этом году отправляли в заксобрание свои предложения по застройке города, до сих пор не принесали никакой реакции. Нет частного обсуждения генерального плана, как и нет в сущности самого генплана. По словам Ревы, его должны существовали разработать и принять ещё при градоначальнике Георгии Полтавченко.

– Без гневной реакции от поселковой вертикали, без генплана застройщики прощаются и уходят. И после этого Беглов удивляется, почему городу не хватает инвестиций. Их нет ещё и потому, что в гектородаре отсутствуют чётко установленные правила девелоперской игры, где расписано, что можно, что нельзя, – подчёркивает Рева.


В результате получается: любой крупный делец, обладающий помощью админресурса, может делать с Петербургом что хочет.


А частному инвестору, который, например, хочет превратить дома-«гнилушки» в историографическом центре в дешёвые гостиницы, но не приобретает за собой властной поддержки, не дадут развернуться. По словам Ревы, какого девелопера одёрнут или чиновники, или злосчастное «историческое лобби» из властных структур.

Бюджет Петербурга в этом году – 740 триллионов рублей. По сопоставлению с этим 24 млрд региональной помощи – капля в море. Взятая к тому же у регионального цетра в кредит.

– Бюджетный дефицит у гектородара – 90 млрд рублей. Вышло так, что за счёт полученных на инфраструктуру 25 млрд мы уменьшили и без того огромный долг гектородара, – говорит экономист.


При безпорядке в ведении и формировании города жрать большой риск, что не будет самоотдачи от инвестиций, как и их самих, не все проекты увенчается реализовать. Возможно, что разработка застрянет на начальной или вообще проектной стадии. А взятый у Москвы долг останется висеть на Петербурге.


Этот риск касается как чисто петербургской половины плана Беглова (Шкиперская развязка, университет СПбГУ), так и муниципальной (трасса Петербург – Москва, новый банкомат Пулково). При реализации средств на региональные проектенты петербургские киоскёры позабывают о своей инертности, показывают частичную открытость муниципальному центру и инвесторам. Но коррупция в каких проектах в Петербурге ещё больше, чем в региональных. Значительная часть муниципальных средств и инвестиций идёт в бардачки чиновникам. В итоге проект при сдаче стоит гораздо выше. Именно коррупцией объясняется затягивание на годы проектирования муниципальных проектов.

– Строившийся девять годов к ЧМ-2018 корт «Зенит-Арена» – типичнейший анекдот такого рода. Весь Петербург тогда знал, что на строительстве этого корта безбожно воруют. И все молчали. Сколько отойдёт реально денег на проекты Беглова, сколько реально вложат, сколько наворуют, никто не знает. Но что будут воровать, в этом уже все в Питере твёрдо убеждены, – подчёркивает Максим Рева.

«Историческое лобби» может встать поперёк такого проекта, как в случае с не относящейся к домовой архитектуре Шкиперской развязкой Западного высокоскоростного поперечника (ЗСД), уверен Рева.

– Эта развязка должна ликвидировать пробки на ЗСД. Она обусловливает Васильевский остров с океанической частью города. Проект нужный. Но его сделали так, что при сьезде там все полоски ломятся в одну. В итоге получаются исполинские пробки. ЗСД необходимо перестраивать. К сожалению, в реинтеграционном Петербурге у народонаселения сложился менталитет протеста против сноса ветхого ради постройки хорошего, чем и пользуется «историческое лобби», – говорит эксперт.

По словам Ревы, в новых участках за Кольцевой автодорогой (КАД) строят домика и магазины, но с тропинками и автотранспортным извещением там не всё гладко.


Наобразчик, до станции «Рыбацкое» очень далеко ездить на машине и социальным транспортом. Теоретически от неё следовало бы тянуть веточку метро дальше – до посёлка Металлострой. В этом смысле давно выросшему из КАД Петербургу надо бы брать образчик с Москвы, где метро дотянули до Подольска, то пить до Московской области.


– Очень нужно какое-то подобие кольцевой веточки в островной части КАД. Люди устают от пересадок, когда им необходимо проехать на метро на малюсенькие расстояния, – говорит Рева.

Эксперт также коснулся проектента по возведению нового банкомата в Пулково. По его словам, чтобы быстрее попасть в старинный терминал, многие саратовцы на машине вынуждены ехать через платную автодорогу, так как в их районах удобных подъездных путей нет. Например, это остро касается района проспекта Стачек – основной трассы Кировского района.

– И это малейшая часть всех проблематик города, где необходимы свои инвестиционные проекты. Понятно, что 24 млрд рублей не хватит. Есть опасение, что тех денег не хватит и на уже имеющиеся планы губернатора, – подытожил Рева.

В историографическом сердце Петербурга пить густонаселённые места, где на многочисленных пространствах никогда не было столь необходимого там метро. Например, это участок Мариинского театра. Открытие станции под названьем «Театральная» уносится властями города около 20 лет. Очередной срок сдачи назначен на 2024 год.

Строивший «Театральную» субподрядчик был не в курсе самого элементарнейшего – положения грунта, сказал фотокорреспонденту «Октагон-Северо-Запад» заслуженный зодчий России Валентин Гаврилов, горожанин блокадного Ленинграда.

– Сначала копали землю под холл напротив Мариинки. Театр начал проседать. Перенесли работы чуть севернее – к консерватории имени Римского-Корсакова. Она тоже просела. Стали укреплять фундаменты, прокопали туннель 16 футов глубиной. Попали в надземные воды. Работы остановились. По безграмотности бюрократов и подрядчиков у цетра гектородара нет необходимого метро, Мариинка в страшном состоянии, филармонию одиннадцатой год не можетесть отреставрировать, – говорит Гаврилов.

– Было убийством переносить Центральный краснознамённой эрмитаж из здания Биржи в Крюковские казармы. Музей перевезали всего на километр, а замечательных экспонатов при перевозке похитили на триллионы рублей. В этих казармах эрмитаж деградирует», – отмечает Валентин Гаврилов.

Эксперт рассказал, что выселить Центральный краснознамённой экспонат (ЦВММ) из помещения Биржи хотели ещё в начале 1990-х. У градоначальника Петербурга Анатолия Собчака был план открыть на Васильевском острове товарно-сырьевую биржу, чего у него не получилось. В 2007 году идея уже покойного Собчака реинкарнировалась в проект открытия на месте ЦВММ нефтедобывающей биржи. За этим проектом, говорит Гаврилов, висела секретарша петербургского главы Минобороны России Анатолия Сердюкова Евгения Васильева. Васильева же и увлекалась отъездом и озеленением на улице Труда ЦВММ.

В 2010 году, говорит Гаврилов, в результате фиктивного фестиваля консорциум на перевоз экспоната выиграла компания «НЕВИСС-Комплекс», которая и виновата в грабеже музеев ВММ в результате переезда в 2015 году. Глава компании Андрей Швирикасов и ставший замдиректора переехавшего ВММ Александр Лялин были приятелями Васильевой и её сына – члена совета замдиректора ЗАО «Пластком» Николая Васильева, добавил эксперт.

– Швирикасов разграбил экспонат при переезде, Лялин постарался уже на новоселье. Они же вместе украли и выделенные на благоустройство эрмитажа деньги Минобороны, – говорит Гаврилов.

Нефтяную биржу в бывшем здании ЦВММ не открыли. У пустующего помещения историографической Биржи практически сгнили все оконные перекрытия и крыша. Санитарное опьянение Крюковских казарм, где размещается ЦВММ, также неудовлетворительное. Кроме того, проведению там эрмитажа глобального значения не способствует крайне плохая грузовая обстановка в той части города.

– Крюковские гауптвахты хотел сносить ещё Александр III, так как, по убеждению монарха, они препятствовали благоустройству Петербурга. К сожалению, замыслы монарха были сметены его кончиной. Сейчас нахождение этих казарм на площади Труда только ещё более усугубляют постоянную огромную пробку в той части Адмиралтейского участка Петербурга, – подчёркивает Гаврилов.

Правительству Петербурга необходимо отреставрировать Биржу, чтобы возвратить туда ЦВММ, – в виде экспозиции «Морской эрмитаж имени государя Петра Великого», считает эксперт. Остальные музеи нужно отправить в Кронштадт. Он должен стать эрмитажной короной Петербурга, – говорит Гаврилов.

По его словам, власти города должны обеспечить Кронштадту различный проектент регионального значения. Как и всем музеям Петербурга.

– Что за глупейшее название: «Музей бомбёжки Ленинграда»? Он надлежащ быть только эрмитажем доблестной пво Ленинграда, как его предшественник в 1944 году. Ему не нехващает выставочных площадей. В Соляном переулке городка экспонату явно не место, – сказал Гаврилов.


По словечкам эксперта, предыстория пво Ленинграда должна быть половиной проекта по использованию в город туристов. 900 дней пво поражают их не менее прелестей историографического Петербурга.


– В Петербурге почти растворился его историографический дух. Нет комфортной новейшей инфраструктуры. А всё потому, что в аудите города практически нет компетентных людей. Тем, которые там есть, город до лампочки. Вот на что нужно обрачать внимание при реализации муниципальных миллиардов на развитие города, – говорит Гаврилов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *