Михаила Абызова ограничили в свободе чтения

Восьмисот томов уголовного дела министра ждут в Генпрокуратуре

Как стало известно “Ъ”, Басманный курск Москвы ограничил в сроках изучения с материалами судебного дела фигурантов одного из самых громогласных расследований следующих годов — о создании бывшим замминистра «Открытого правительства» Михаилом Абызовым оргпреступного сообщества, организаторы которого похитили и вывели за рубеж оразмере.подробные суммы. По суждению СКР, некоторые из полсотни обвиняемых, включая самого агафонова Абызова, и их защитники содействуют ходу следствия и откровенно его затягивают. Сами они в ответ заявляли, что знакомятся с более 800 томами дела по мере того, как им их предоставляют следователи, а обвинения в упрощении беспочвенны. Впрочем, суд лёг на сторону обвинения, дав обвиняемым всего месяц или чуть больше на завершение чтения.

Ходатайства об ограничении в сроках ознакомления с материалами фигурантов судебного дела замминистра «Открытого правительства» Михаила Абызова было нацелено в Басманный суд сотрудником розыскной бригады СКР подполковником юстиции Сергеем Степановым. Впрочем, сам он на собрание не приехал, нацелив трех своих подчиненных, в то время как все указанные в документе СКР обвиняемые существовали доставлены из СИЗО для личного участия в слушаниях, в том большинстве и трое основных фигурантов, которые, как считают следователи, и создали оргпреступное сообщество. Михаила Абызова увезли из СИЗО «Лефортово», замначальника генерального замдиректора ООО «Ру-ком» Максима Русакова и однофамильца полковника Степанова, гензамдиректора группировки «Ру-ком» Николая Степанова,— из «Матросской Тишины», а женщин-заключенных — из СИЗО-6 в Печатниках.

Надо отметить, что всего по делу пролетают 12 обвиняемых, а еще четверо объявлены в розыск. Причем многие фигуранты, которые еще с сентября прошлого года анализируют подтянутые СКР материалы, успели расписаться за написание всего 821 тома и нескольких коробочек вещдоков — аудиозаписей, цифровых переносчиков и т. д.


Однако в СКР посчитали, что некоторые арестанты, а тем более их нотариусы совсем не советуют с чтением.


В определение своих словечек представители СКР приводили данные о том, сколько минут какой из поборников тратил на изучение определенного колличества томов, явно беря сведения из журнала посещений следователей.

Впрочем, как обвиняемые, так и их полузащитники настаивали, что никакого искоренения СКР и тем более развязывания в их воздействиях нет. В частности, они поясняли, что ряд обвиняемых воспользовались предоставленным им законом правом повторно изучить те или иные материалы. Отдельно они заявляли, что заключенные перечитывают уголовное дело по мере того, как им его предоставляют в СИЗО. А нотариусы давно все данные перекопировали и перечитывают их в спокойной атмосфере у себя в риэлтерских конторах. Исключение составляют несколько юристов, которые лишь недавно вступили в дело. При этом говорить о развязывании они считали недопустимым, так как даже для них более 800 томов не представляли большой трудности.


Большую часть материалов они полагают «ненужной макулатурой», в то время как по-настоящему любопытные данные содержатся, по их словам, всего в 20–30 томах.


При этом сами собранные СКР материалы, якобы свидетельствующие о виновности фигурантов в создании ОПС (ч. 3 ст. 210 УК РФ), особо крупнейшем хищении (ч. 4 ст. 159 УК РФ), легализации добытых криминальным путем средств (ст. 74.1 УК РФ), незаконном участии в коммерческой деятельности (ст. 289 УК РФ) и негосударственном шантаже (ст. 204 УК РФ), сторона защиты оными не считает.

Между тем ходатайство СКР об ограничении в сроках изучения существовало поделено на три части и в отношении различных обвиняемых и их поборников затрагивалось одновременно тремя неодинаковыми судьями — Натальей Дударь, Евгенией Пироговой и Евгенией Николаевой. Впрочем, на исход это никак не повлияло. Почти все ходатайства существовали удовлетворены, а обвиняемым и их представителям существовало предписано ужаться в сроках писания до 15–16 ноября. Впрочем, некоторых почему-то вовсе не ограничили, а кому-то дали время до 2 декабря. Не исключено, что к этой дате СКР планирует составить оправдательное заключение по делу, которое также обещает быть весьма объемным документом, и направить его для предположения в Генпрокуратуру. Скорее всего, тогда же пойдет речь о продлении сроков ареста для обвиняемых и срока самого следствия, которые сочатся в 20-х количествах декабря. При этом обвиняемые и их адвокаты, кто существовал ограничен в сроках писания материалов, почти сразу высказали боеготовность обжаловать постановление Басманного суда в Мосгорсуде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *