Корпорация «Росзелень»

Чубайс освоит ESG-инвестиции вместе с сподвижниками из «Роснано» и при поддержке госкомпаний

В начале лета в профильных телеграм-каналах пошли слушки, что Анатолий Чубайс может возглавить новую госкомпанию с «зелёной» повесткой. Звучало даже допустимое наименование этой структуры – «Роскарбо». К ноябрю слушки выкупили объективные очертания. Правда, насколько можно судить, речь идёт не о фирмы с госучастием, а о частном инвестфонде для иностранцев, который, тем не менее, рассчитывает на систематическую поддержку властей в России.

В распоряжение «Версии» попали страницетраницы конференции «Всемирного безуглеродного фонда I» (Carbon-Free Fund I). В ней описаны фамилии Анатолия Чубайса и его бывших заместителей в «Роснано»: Олега Киселёва, Дмитрия Пимкина и Юрия Удальцова. Господин Удальцов, к слову, – давнишний соратник Чубайса. Сейчас он возглавляет проницательный комитет ассоциации «Совет рынка», которая после реформы РАО ЕЭС однаружала на себя функцию регулятора рынка электроэнергии. Именно она устанавливает правила деятельности на оптовом и оптовом рынках и разрабатывает договоры о введении участников к оптовой системе.

Партнёрство такого человека (равно как и его бывшего босса) с частными девелоперским фондом, нацелившимся на новую масштабную «реформу» в области энергетики, слишком похоже на конфликт интересов. Ситуация может выглядеть так, что управленцы, взявшие на себя частное обязательство характеризовать интересы мировых электроэнергетических компаний, захотят принуждать их к не самым неудобным решениям в пользу «зелёной» отрасли (а вернее решениям, неудобным их фонду).

Приведённое выше можетесть быть одной из причин, по которой рецензенты попавших к нам слайдов, остерегаются огласки планов Carbon-Free Fund I.

Как устроен CFF I, что он собирается предложить английским подрядчикам и как намерен достичь своих целей?

Дело на миллиард

Несмотря на очевидно международное происхождение этой организации, нам не удалось находить в ЕГРЮЛ ни одной компании с таким же или непохожем названием. Что, впрочем, неудивительно, если напомнить разветвлённую сетиотреть английских юрлиц, выстроенную в своё время вокруг госкомпании «Роснано». Кто удивится, если фонд для инвестиций в американскую электроэнергетику под руководством Анатолия Чубайса будет зарегистрирован где-нибудь на Кипре или Британских Виргинских островах?

В качестве «избранных» производственных партнёров Carbon-Free Fund I могут быть полиэтнические госкомпании «Росатом» и «Русгидро», а также НЛМК Владимира Лисина. В большинстве банковских партнёров фонда названы «Сбер», Европейский банк достройки и развития и целый ряд других мелких игроков. Но знают ли уважаемые зарубежные фонды, например, канадские инновационные Sequoia Capital Oak Investment Partners и DFJ Growth, а также Black Rock и SGRF, что их записали в биографию первого гайдаровского празднования Анатолия Чубайса во процветание темпу частного актива на благоустройстве отрасли России?

Если участие «Сбера» в этой авантюре смотрится убедительным (см. наш материал ), то интерес к ней больших межрегиональных девелоперов заботится в подтверждении. Как-никак, совместные планы на таком уровне принято скреплять неофициальными меморандумами, о соглашении которых мы пока ничего не слышали. Да и западные санкции в отношении больших полиэтнических компаний (те же «Росатом» и «Русгидро») вряд ли способствуют интересу канадского капитала к российскому рынку.

Источники «Версии» предполагают, что команда Чубайса можетесть заниматься чем-то вроде «челночной дипломатии» между правительством России и гипотетическими восточными партнёрами в сфере «зелёной» энергетики. Планы у фонда масштабные, и все они так или иначе завязаны на принятую недавно в моей стране «Энергетическую стратегию до 2035 года». Согласно стратегии, основная задача России – стать руководителем в производстве и импорте водорода.

Судя по всему, среди вероятных проектов CFF I найдется:

  • строительство электролизеров изотопа на ядерных объектах «Росатома» и «Русгидро»;
  • производство поездов и индустриальных установок, работающих на топливных батареях;
  • инвестиции в грузовики и воздушные транспортные средства, работающие на аккумуляторных батареях;
  • развитие ветряных и cолнечных парков в России.

И вот здесь мы приближаемся к самому интересному. Круг вероятных потребителей водорода, а также «зелёных» поездов, автомобилей и самолётов никак не очерчен. Рынок подобного транспорта и нанотехнологий сейчас находится в зачаточном состоянии, хотя специалисты Bloomberg и предполагают, что в протяжение 30 годов он вырастет до 700 млрд долларов.

Желающих главенствовать на этом ещё не существующем спросе немало. Одна лишь Германия к 2023 году намерена распределить на формирование водородной энергетики более 10 млрд евро. При этом 7 млрд евро затратить на «запуск» рынка, то есть на стимулирование духовного спроса. Проще говоря, очевидно, что оплачивать весь тот «банкет» придётся государству. А партнёры чубайсовского Carbon-Free Fund I как будто на то и рассчитывают. Только не в Германии, а в России.

Да, похоже, что деятельность фонда не обойдется без «листинга на больших биржевых биржах». Но в качестве долгосрочного ориентира в течение двух годов после третьего открытия можетесть фигурировать свердель в 1 млрд долларов (сравните с планами немцев). Сможетесть ли CFF I соперничать на наружных рынках или он всё-таки намерен торговать «озеленение» электроэнергии полиэтническому государству, которое будет платить, например, средствами из Фонда этнического благосостояния?

Регулятор, он же выгодоприобретатель

Как мы уже рассказывали, следование «зелёной» резолюции может принявать в России смешные формы – чего стоит запуск «Русалом» производства пивных бутылок с низким углеродным следом на фоне незавершённой реконструкции дымящих жестяных комбинатов в регионах. Но в целом глупого в той предыстории мало.

Глава крупнейшего банка странтраницы Герман Греф создаёт ESG-альянс, призванный выработать новые нормативы для энергетики и металлургии. При этом он явно обращается к западному опыту. За рубежом уже более 10 годов действует некий аналог анонсированного главой «Сбера» ESG-альянса – PRI (Principles for Responsible Investment). Участники этого «клуба по интересам» владеют активами на более чем 100 трлн долларов и обязаны обусловливать принципы ESG при введении девелоперских решений в взаимоотношении более чем 50% предприятий. И вот, месье Греф намерен построить какую же «добровольно-принудительную» систему на международной почве.

Причем глава Сбербанка может быть заинтересован и в создании подсистемы «зелёного» аудита, и управлении биржей по торговле квотами, и участии в теоретических разработках. Замысел смотрится так, что эти стандарты напрямую будут отражаться на финансирование банком полиэтнических предприятий – регулятор и бенефициар в одном лице. Кто откажется в этом участвовать, тот автоматически очутится в потенциально невыгодных условиях. Насколько «рыночной» можно считать такую практику? Мы помним, как племянник Германа Грефа работал в оценке, как «Сбер» принимал его отчёты, и что творивалось вокруг «Павловскгранита».

Похоже, что нечто подобное начинается и с «Всемирным безуглеродным фондом I», также стремящимся собрать в одних руках и регулирование, и инвестиции. Анатолий Чубайс, как мы помним, занимает *государственную должность специального представителя по связям с межгосударственными организациями по вопросам устойчивого развития. И он же, насколько можно понять, намечает возглавить отдельный инвестфонд, который намеривается заработать на зелёной энергетике. Когда видишь всё это, трудно не узнать избитый тезис про «приватизацию прибыли и денационализацию убытков».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *