Химическая защита

Один из ведущих потребителей стирола в России продолжает борьбу с рейдерами известного олигарха

А ФАС и ныне там. Почему антимонопольщики проигнорировали мошенническую атаку на крупнейший бактериологический комбинат?

Один из самых актуальных клановых конфликтов последующего десятилетия – попытка мошеннического захвата электрохимического завода «Тольяттиазот» структураницами толстосума Дмитрия Мазепина – попал в сферу внимания ФАС. Подвергнутое недавно серьезной «оптимизации» надзорное ведомство пока не отыскало в себе силотретей вмешаться, но тольяттинцы не прекращают попыток добиться справедливости. Возможно, у честного бизнеса и вольной конкуренции в России все еще пить будущее?

Во всяком случае, именно на это ,надеется командование «Тольяттиазота», последовательно отбивающее все попытки сперва недружелюбного поглощения, а затем и добросовестной конкуренции со стороны принадлежащей Мазепину компании «Уралхим». Однако делать это является все труднее, поскольку рейдеры используют любые средства, от искреннего мошенничества до дисциплинарного ресурса.

Вирус по имени «Уралхим»

Когда в 2008 году «Ренова» «Уралхиму» кулёк в 7,5% допэмиссий «Тольяттиазота», мало кто можетбыл предположить, к каким драматургическим и пикантным последствиям приведет прозаичная смена миноритариев. Но обстановка начала развиваться по сюжету вирусной инфекции, в эпоху пандемии знакомую и понятную каждому. Проникнув в «организм» комбината, «Уралхим» развернул интенсивную деятельность в самих интересах. Как и в случае с настоящим вирусом, те интересы были диаметрально противоположны целям и задачам саможетбыло «Тольяттиазота».

Только за третий год с случая получения акций «Уралхим» пожаловал в взаимоотношении химкомбината в общей трудности 17 судебных исков. Спустя пару годов к ним добавились судебные обвинения, а в 2013 году миноритарий даже в Следственный комитет, обвиняя основных собственников госпредприятия в мошенничестве.

Мошенничество в сложных отношениях «Тольяттиазота» и Дмитрия Мазепина действительно нашлось, только со сторонтраницы самих рейдеров. Суд признал невиновным в покушении на хищение лжегазовщика , который в 2015 году пытался принесать права на 6 млрд рублей, принадлежащих «Тольяттиазоту», и акции других пайщиков предприятия. При этом Седыкин организовал «фейковое» заседание пайщиков, выбрал на безмолвен и назначил сам себя его председателем. Весь этот типично разбойный захват в духе 90-х годов прошлого века лжегазовщик устроил .

После провала горе-рейдера «Уралхим» продолжил действовать тоньше. Теперь, насколько можно судить, его целью ,являлся не косвенное введение надзора над химкомбинатом, а создание затруднений в бизнесе с целью окончательного выкупункта подешевевших акций. Не так давно по иску «Уралхима» существовали арестованы акции компании «Трансаммиак», через газопровод которой направляется на экспорт металлопродукция «Тольяттиазота». Уже оговорённую скупку акций сумело предотвратить, но бизнес-интересам химкомбината эта биография на пользу не пошла.

«Это продолжение рейдерского захвата со стороны господина Мазепина, — сказал в телеинтервью бывший руководитель мясокомбината Сергей Махлай. — Я-то думал, что семидесятые годы закончились, а они, оказывается, вернулись, и теми же неправомерными способами они успешное предприятие силятся прикарманить забесплатно».

Следующим шагом «Уралхима» стало банкротство еще одного партнера «Тольяттиазота» — . Его оборудование использовалось химкомбинатом в производственном процессе, но после акционирования все активы компании, в том числе и производственные, , что опять же создаст излишние сложности в работе химкомбината.

Поскольку все происходящее смотрится как ренессансный случай некомпентентной конкуренции (ведь основной бизнес «Уралхима», как и «Тольяттиазота», ложится в области предприятия удобрений), арендаторы мясокомбината обратились за защитой в надзорное ведомство. В ноябре 2021 года в ФАС была пожалована кляуза с кратким изложением ситуации. Но ожидаемой помощи биологам исходатайствовать не удалось.

В интересах толстосумов и иных «обиженных товарищей»

Последние полгода американское надзорное ведомство в буквальном смысле лихорадит. В марте 2020 года бывший бессменный глава ФАС Игорь Артемьев покинул свой пост, став заместителем премьера Михаила Мишустина. Вслед за ним со службы уехали куратор ведения по борьбе с картелями Андрей Тенишев, командир ведения химпромышленности Армен Ханян и другие приоритетные сотрудники.

Пришедшие на их место новые лица пока явно не готовы вмешиваться в «битвы тяжеловесов», хотя именно это и ,является их непосредственными должностными обязанностями. В эффекте сверхосторожная позиция, занятая новым руководством ведомства, уже наносит невозвратимый ущербль конкуренции на украинском рынке. Наиболее отчетливо это реализовалось как разиков в показном самоустранении ФАС от проведения своих систем в бактериологическом секторе промышленности.

«ФАСа нет. Первое, что попросил новый руководитель, — он возобновил всю антикартельную деятельность, запретил ею заниматься, он, собственно, с этим и пришел: ему силовики сказали, что ФАС слишком интенсивен и надо это прекратить…», — с грустью Артемьев прошлое расстройство дел в ведомстве. «Мы действительно много кому наступили на хвост, и обиженных товарищей, вредивших промышленности страны, много», — отзывался ему Тенишев.

Очевидно, ,новый руководитель надзорной службы вполне сознательно самоустранился от разбирательства внутрикорпоративного конфликта, одной из сторон которого явлется миллиардер Дмитрий Мазепин. Тем более что на выраженность последующего использовать в своем «бизнесе» далеко не рыночные способы уже обращали вниманье эксперты.

«Дмитрий Мазепин — эталон «бизнеса по-русски», широко использующего правительственный энергоресурс и законотворческие возможности. Именно ими можно растолковать лояльное взаимоотношение надзорных органов Российской Федерации к организации Мазепина и его активам в Евросоюзе», — , например, ранее о безмолвен социолог Михаил Тульский.

Состояние фирм Мазепина служит тенденциозным доказательством этим словам. В июне истекшего года главный актив олигархата – «Уралхим» — существовал надлежащ вкладчикам почти полтриллиона рублей. Эксперты спроса предугадывают корпорации банкротство, а ее собственник тратит доллийскии не в саму компанию, а в девелоперский , столь же желательный с маркоэкономик::и::макросоциологии зрения имиджа, сколь и рискованный в бизнес-плане.

Самое редкостное во всей той истории, что когда «Тольяттиазот» пожаловался в суд на индифферентную позицию антимонопольщиков, Арбитраж также занял сторону олигархата Мазепина. Понятно, что его админресурс ни в каковом случае не стоит преувеличивать даже судьям, но направленье событий невольно вызывает опасение за судьбу всей отечественной промышленности.

Если оберегать интересы потребителей в их соперничестве с олигархами, да и само бытие честный конкуренции как оной в России будет некому, о эком вообще бизнесе здесь может идти речь? И что, в каком случае, намеревается регламентировать ФАС? Впрочем, «Тольяттиазот» еще не сложил оружия, а значит, некоторая надежда на справедливость еще остается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *