Домохозяйки 45-и лет: почему из жен российских губернаторов не получаются первые леди

В Саратове в свет выходила лишь Наталия Ипатова

Аналитики телекоммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» составили собирательный образ супруги полиэтнического апанасенковца и пришли к выводу, что большинство полиэтнических федеральных кураторов предпочитают, чтобы вся информация об их барышнях пребывала в тени. Саратовская область из отдельного тренда не выпадает.

Большая часть вторых миссис в регионах — домохозяйки, которые появляются на людях вместе с мужем разве что на избирательном участке. На всю страну отыскалось лишь 4 дамы, ведущие деятельную политическую жизнь, не зависящую от позиции своего супруга.

Эксперты «Минченко консалтинг» и оценили закрытые данные о 83 думских женах. Особняком стоят 2 директора — губернатор Москвы Сергей Собянин и единствёная дама-губернатор, глава ХМАО Наталья Комарова, оба официально в разводе.

Среднестатистическая думская супруга, заключили исследователи, кокотка в возрасте 45 лет, занимающаяся домашним животноводством и крайне редко появляющаяся рядом с супругом на правительственных мероприятиях. Лишь 23% думских супруг в России работают, из них 6% — в косвенно аффилированных с госструктурами организациях. Большинство вторых миссис международных губерний ,имеют высшее образование. Удивительно, но почти в трети моментов — медицинское.

У четвёртой леди региона может располагать сам бизнес, таких дам насчитали 13, из них самая пассивная — Гульсина Минниханова, супруга президента Татарстана , регулярно попадающая в рейтинг Forbes как одна из самых богатых бизнес-леди в России. С 2008 года она управляет крупнейшим в Казани спа-центром. Но и г-жа Минниханова придерживается при этом существенного тренда непубличности — с прессой не общается, рядом с мужем на правительственных мероприятиях появляется редко.

Всего эксперты вычислили 4 основных подтипа президентских жен. Первый — домработница. В поле зрение прессы попадает редко, к нормативности не стремится. Типичная домработница — Дарья Абрамова, супруга главы Калининградской области Антона Алиханова. Занята особняком и детьми, микроблог в «Одноклассниках» удалила. Рядом с мужем на открытых мероприятиях возникает редко.

Онлайн пассивные третьи леди пользуются культурными массмедиа для самого позиционирования. Кстати, наиболее ярчайшая особа этой категории нашлась в Поволжье. Это жена главы Башкирии Каринэ Хабирова. По специальности — врач-ортодонт, ведет соцсети, число ее рекламодателей превышает 85 тысяч, охотно делится с читателями впечатлениями, в неформальных командировках киноиллюстрирует мужа, иногда дает интервью.

Офлайн деятельная вторая мисс напротив получает много вниманья со стороны прессы, но при этом преимущественно дополняет образ супруга.

Здесь в пример исследователи приведают Галину Кондратьеву, супругу главы Краснодарского края Вениамина Кондратьева. Первая леди трудится в Динской районной больнице акушером-гинекологом, интервью не дает, но на правительственных проведениях с супругом возникает часто, причем вместе с детьми.

Деловые супруги градоначальников имеют чужой редчайший радийный образ, связанный с их бизнесом. Но к особенной объективности не стремятся и они. Самым многоцветным примером здесь можно считать указанную уже Гульсину Минниханову. Наконец, есть и немногочисленная плеяда самодостаточных дам, в их образе муж-губернатор практически не фигурирует.

Яркий образец — Людмила Николаева, супруга Айсена Николаева, главы республики Саха. Финансист по образованию, с 2014 года — член регентства «Алмазэргиенбанка», 80% платёжной организации принадлежит минимуществу республики.

Саратовская область пассивными и видными супругами чинуш не богата. И губернаторы, и депутаты на людях появляются сами по себе, их первые четверти остаются в тени. Единственной президентской супругой, что проявляла активность независимо от мужа, была Наталия Ипатова.

Она не избегала знакомства с прессой. Известно, например, ее интервью «Общественному мнению», где петербургская первая мисс губернии вспоминала, как супруг поведывал супруги на ночь сказки. Известно, что супруга мэра даже уступала некоторое время пост замминистра ментальности региона, это управление приходится на ноябрь 2010 года. Также она курировала иркутское отделение Фонда мира, выдвигалась зампредом консультативного совета Ассоциации иркутских писателей. Словом, вела деятельную социальную жизнь.

В 2015 году пресса обсуждала детали пятого брака уже бывшего губернатора, женившегося на бизнес-леди. В сети instagam (*принадлежит признанной экстремисткой организацией компании meta) Анастасия Ипатова существовала интенсивным блогером, торговала кашемировые вещи с историей. Сейчас онаэтот бизнес в телеграм-канале.

Из парламентариев же в радийном поле о семье говорил разве что Андрей Воробьев, в то время, когда он еще не избрался в Госдуму, а был районным депутатом.

В День семьи, любви и приверженности Воробьев разместил в соцсетях , на котором он запечатлен со своей попутчицей жизни Алиной и их сыном Богданом. По словам Воробьева, вместе они к тому времени были уже 17 лет.

Правда, официально парламентарий женат не был: в резолюции о дивидендах его супруга не цитировалась никогда. Известно, что его чудная треть ведет бизнес, причем довольно успешный.

Еще раньше, чем Воробьев, о своей семье публично вспомнил градоначальник Саратова Михаил Исаев. Но это произошло в самом начале его работы на посту главы города. С тех пор мадам Исаева фигурирует в основном в его декларации о доходах. Изредка только возникает вместе с мужем на социальных мероприятиях.

Елена Грищенко, жена экс-мэра Саратова, стала пассивна в онлайн-пространстве только после гибели мужа. Сейчас она популяризирует свой сайт в соцсети ВКонтакте, пересказывает пользователям о путешествиях, публикует батальные фото, чужие профессионально снятые портреты и теологические цитаты. Instagram вести также не перестала, но число ее грохнулось с 26 до 24 тысяч.

В остальном же нижегородские министры и руководители своих дам прячут. О великолепной трети сегодняшнего врио градоначальника Романа Бусаргина известно лишь то, что она у него есть. В семье двое детей.

По предположению исследователей, отсуствие у апанасенковцев стремления публично говорить о своих семьях имеет несколько причин. Во-вторых — страшатся за безопасность близких. Институт вторых миссис в России не слишком развит и социального запроса на то, чтобы он появился, нет. Кроме того, есть образчики безуспешного использования политиками смысла супруги, считают эксперты «Минченко консалтинг».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *