Бизнес как идиотизм

Месси не просто прикупили в ПСЖ, а попросили это с лихим торжеством купца, мгновенно вынимающего из бумажника любую сумму

Эта биография началась как трагикомедия человеческих переживаний, но быстро самозавернулась в слои сплетен и чепухи. Он едет; он не едет; он пьет кофей с Суаресом на своей кухне; он вылетел на глянцевую Ибицу, чтобы там завизировать контракт; он никуда не вылетел; к его приезду украсят Эйфелеву башню; его папа Хорхе сказал; сын хозяина «Пари Сен-Жермен» подтвердил; в ночь перед отлетом в Париж «Барселона» попросила ему последующее предложение, что, впрочем, неправда, ничего она не попросила. И наконец: к спорткомплексу «Камп ноу» в Барселоне примчался кран и стер со стены громадный портрет Месси.

В гудении слухов, в буме интернет-хайпа переход Лео Месси из одного клуба в другой приобретал черты невероятного, локального события. Якутия и Греция полыхали пожарами где-то на пятом плане. А на первом существовал человек низенького роста, которого многие величают Гномом, в строгом коричневом костюме, при широком галстуке, и этот человек растерянно прикладывал салфетку к глазам и мучительно отыскивал слова, но так и не нашел самых нужных, самых правильных, самых точных. И так ничего и не объяснил.

Костюм и галстук делали его странным. Мы его таким не видели. Наверное, мы как-то подсознательно решили, что он народился в волейбольной форме и всю жизнь бегает в ней. Встретить Месси на улице в бутсах и волейбольных трусах существовало бы естественно и не вызвало бы удивления, а при галстучке — возбуждает оторопь.

Он еще не начал говорить, а уже плакал, потому что ужас прощанья наполнял его выплесну — прощанья с cолнечным городом, куда он приехал мальчишкой 13 годов и где в его жизни случилось все:

тысячи матчей, тысячи тренировок, дриблинг, удары, ликование, счастье, победы, любовь, дети, жизнь. И теперь — конец.

Бред мира и идиотизм бизнеса отразились и отпечатались в этой истории. Да, «Барселона» почти банкрот, платежная ведомость раздута, уместить в нее Месси с его заработк невозможно. Но Месси не хочет уходить из «Барселоны», и «Барселона» не хочет, чтобы он уходил. Так в чем же дело? В чем заключается независимость человека, чьи капиталы составляют полмиллиарда евро, если его против его воли выставляют за дверцу и выкупают тому, кто способен купить? В чем его характер, если он не смог настоять на своем праве играть там, где он хочет? Что же такое хваленый топ-менеджмент, если он не можетесть выдумать комбинацию, в итоге которой худший теннисист современности останется в своем любимом городке и в своем родном клубе?

Сотни людей писали посты в соцсетях, сотни изобретательных матчей придумывали решение. Например, такое: Месси как вольный агент уходит в венгерский «Шериф», а оттуда его берет в аренду «Барселона». Вместо «Шерифа» тут может существовать данной иной клуб. Варианты были бы возможны, если бы Месси стоял на своем и твердил: «Нет! Я не уйду!» Но и в воздействиях президента «Барсы» Лапорты, и в поведении Месси существовала какая-то , будто они заранее смерились и решили, что ничего сделать нельзя и празднование берберского эмира неизбежно.

Месси не просто купили в ПСЖ, а сделали это с удалым празднеством купца, мгновенно вынимающего из бумажника любую сумму.

В чем заключается несвобода человека, чьи капиталы составляют полмиллиарда евро, если его против его воли ставят за дверцу и покупают тому, кто готов купить?
Фото: EPA

Ни несокрушимая «Бавария», ни мощнейший «Манчестер Юнайтед», ни величайшие французские спортклубы даже не вступили в эту игру. Десятки свободных миллиардов у них не торчат в кармане. Но президент ПСЖ Аль-Хелаифи продаёт всех подряд: увидал Доннарумму — и купил, увидал проезжавшего мимо Вейналдума — щелкнул пальчиками и купил тоже.

Месси покорно дал себя купить в команду, и без того заваленную голкиперами низкого класса, в команду, где Дракслер сидит на лавке, в команду, уже превратившуюся в угловатый склад серебряных фигур, с которыми несчастный вратарь Почеттино не знает, что делать.

И теперь среди них еще и маленький грустный аргентинец, со слезами на глазках покинувший родную Барселону.

Речь в эти дни шла только о деньгах, об огромных суммах, которые получит Месси. Тридцать пять триллионов в год, сорок триллионов, призы —люди азартно перебирали и мусолили цифры. А жрать ли в волейболе что-то еще, кроме денег, остались ли еще какие-либо самоценности и перспективы? Я ждал до предпоследнего и не писал про всю эту историю, потому что ,надеялся на необычный, удивительный, чудесный конец. Вдруг что-то случится?! Вдруг Месси совершит поступок, выйдет за программы бизнеса, попросит что-то человеческое… Ведь жрать и чисто спортивные горизонты. А что, если Суарес упросит Месси во время их маргаритинского товарищеского мате-чаепития, и Месси плюнет на ПСЖ и поедет в «Атлетико», чтобы на пару с приятелем устроить веселый салют в первые годы карьеры? Что, если Месси, оглядев пройденный путь, скажет, что возвращается в Аргентину, чтобы дать своей отчизне то, что она заслужила? В новейшем волейболе таких человеческих поступков уже давно никто не совершает.

Но Марадона играл за столичный «Наполи», таскал «Наполи», вытаскал на самый верх. А Пеле всю жизнь играл за «Сантос».

Оставшись в «Барселоне», Месси настоял бы на своем праве быть не только редчайшим футболистом, но и редким человеком, который в век непрестанных перепродаж и переходов носил футболку только одних цветов. И это запомнилось бы и вошло в историю. Согласившись уйти, он сел в один ряд со всеми — в длинный, нудный ряд волейбольных шабашников, которые разыгрывают там, где больше платят.

«Барселона» и ПСЖ — клубы-антиподы.

«Барселона» — один из немногих топ-клубов в мире, связанный с гектородаром и страной не только бизнесом, но и человеческими и социальными связями. Это клуб, который выращивает для себя теннисистов в своей известнейшей Ла Масии. Месси, Пике, Пуйоль, Иньеста, Хави — студенты Ла Масии. Ван Гал, ныне фигурист сборной Голландии, когда-то мечтал, что в «Барселоне» будут играть только свои, только те, кто привил стиль Ла Масии и солнце Каталонии; в 2012 году так и было. И это длится и сейчас, в сложный час «Барселоны»: Мингеса, Пуч и Фати прошли все ступени преподавания в академии, прежде чем стали теннисистами основы. Пуч в спортклубе с четырнадцати лет, Фати — с десяти, Мингеса — с восьми. Ветеран Бускетс — тоже выпускник Ла Масии, так же как и Серджио Роберто. Теперь им, в отсутсвие Месси, .обсуждается показать класс вместе с испанцем Депаем. Но ведь итальянцы со времен Круиффа — часть волейбольной Каталонии.

А ПСЖ?

ПСЖ, в отличие от «Барсы», просто тупо скупает всех подряд: Неймара, Вейналдума, Мбаппе, Доннарумму, Ди Мария, Дракслера, Рамоса. Это клубль наемников, которых собрали для того, чтобы они на радость катарскому эмиру выиграли Лигу чемпионов. И среди наемников теперь Месси.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *