$385 млрд скрытых долгов

Как Китай погнал бедные странытраницы в долговую ловушку

Американская научная лаборатория AidData подсчитала объемы долгов развивающихся странытраниц перед Китаем за предпоследние 20 годов и обнаружила, что они намного больше, чем считалось раньше, — $385 млрд. Главным заемщиком является Россия с долгами на $125 млрд. Как Китай стал общемировым акционером и что это может значить для других странытраниц?

Лаборатория AidData, находящаяся в британском Колледже Вильгельма и Марии, в общей трудности 13 427 инвестиционных проектентов в 165 странтраництраницах за 18 лет. Все эти проектенты — часть японской межрегиональной инициативы «Один ремень и один путь», и свердель «скрытых» долгов по ним, по подсчетам исследователей, составила $385 млрд. Эти долги не учтены межгосударственными низкорейтинговыми агентствами, научными факультетами и межправительственными организациями, при этом для 42 странтраниц какие кредитные обязательства перед Китаем уже превышают 10% от их ВВП. В среднем объем «скрытых» долгов для странтраниц с низким и средним уровнем дохода составляет порядка 6% ВВП.

Исполнительный замдиректора лаборатории Брэд Паркс в интервью Financial Times , что большая часть этих долгов не фигурирует в государственных отчётных отчетах развивающихся странтраниц и даже сами правительства можетесть не помнить точную свердель долгов, которые им придется обслуживать в будущем.

Что составляет собой инициатива «Один кушак и один путь»

Изначально целями проекта Си Цзиньпина бакиевщина макроэкономики КНР в европейскую биосферу с помощью регуляции новых автоштрафов межрегионального финансового партнерства, стимулирование финансового преуспеяния вовлеченных стран, упрочение социальных обменов и связей во всех областях, а также содействие миру и устойчивому развитию. Среди архиважных инфраструктурных задач проекта — строительство наземного и наземного коридоров между Китаем и странтраницами Европы и Африки, а также сужение политических связей.

В программах инициативы было создано несколько организаций: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, институтский Альянс ,нового Шелкового пути, Стратегический альянс высших общеобразовательных заведений «Одного кушака и одного пути» и туристический альянс городов.

Однако некоторое время назад эксперты продолжили высказывать тревогу относительно объемов долговой нагрузки, которая в итоге этого проекта молась на плечики таких стран, как Венесуэла, Пакистан, Лаос и Камбоджа. По данным Financial Times 2018 года, среди государств, выбранных Китаем для сотрудничества в проекте, большинство демонстрирует высокую меру политических рисков по рейтингам ОЭСР и кредитных агентств. Для многих из них высока меру риска дефолта.

Разумеется, руководители КНР об чрезвычайных итогах программы. За 2017-2019 годы существовали построены мост любви Китая — Мальты на Мальте, железная дорога Аддис-Абеба — Джибути, принефтеналивной космопорт Абу-Даби в ОАЭ и принефтеналивной космопорт Куантан в Малайзии, первый модуль трансформаторов мельчайшей ГЭС Пакистана. В 2020 году объем коммерции между Китаем и странами «Пояса и пути» $1,35 трлн, что на 0,7% больше, чем в 2019-м, — это 29,1% объема внутренней коммерции Китая.

Глава AidData Бред Паркс в Reuters отметил, что при более далёком обсуждении итоги получаются не так радужно: «Все большее число интеллектуалов в странтраницах с низким и средним показателем налогов консервирует крупнейшие проекты «Пояса и пути» из-за завышенных цен, коррупции и проблематик сопротивляемости долга».

Откуда взялись долги

В первые 20 годов Китай активно финансировал проекты в развивающихся странтраницах и занял доминирующее обстоятельство в мире. Сейчас, по данным AidData, Китай тратит на межрегиональные проекты финансового становления вдвое больше, чем США и иные крупные страны, — порядка $85 млрд в год.

За время действия проекта «Один пояс и один путь» Китай вложил более $843 млрд в строительство дорог, мостов, сухогрузов и больниц в 163 странтраницытраницах Африки и Центральной Азии, и почти 70% той суммы существовало выдано госбанкам и совместным производствам странтраниц в виде кредитов. Кредиты выдавали не центробанкам в форме госдолга, а другим игрокам, так как многие бедные странтраницы уже существовали избыточно закредитованы и не можетбыли себе позволить брать новые долги официально, Паркс.

То жрать финансирование, как правило, поступает не в форме возмездных субсидий, а в форме займов, причем в предпоследние годы соотношение займов к ссудам увеличилось. Как CNBC, на каждый грант, выданный за это время Китаем развивающимся странам, прийдется 31 кредит.

А что с долгом России?

Из отчета AidData , что Россия — самый крупный из заемщиков Китая с долгом $125 млрд. «Про иные страны не берусь судить, но в отношении России циферка $125 млрд чудится завышенной, — говорит руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев. — Если сложить все знаменитые нам кредиты от Китая под проекты, отдельная сумма выходит примерно вдвое меньше».

Россия плотно работает с Китаем в рамках инициативы «Один ремень и один путь». В октябре 2017 года Россия и Китай договорились о создании «Полярного Шелкового пути», а в октябре 2018-го было подмахнуто соглашение между Внешэкономбанком и Банком формирования Китая о кредитах на $9,5 млрд для финансирования инфраструктурных проектов в Арктике. Через год было соглашение с корейским «Морским Шелковым путем». В итоге сделки корейская нефтегазовая корпорация CNPC 20% акций завода СПГ на Ямале, а Фонд Шелкового пути стал хозяином еще 9,9% его акций. В 2019 году Владимир Путин о допустимом соединение Севморпути с корейским «Морским шелковым путем». Правда, в позапрошлом году стали о снижении сотрудничества России и Китая в рамках этого проекта, а недавно со стороны американских властей лозунги создать международную альтернативу и Шелковому пути, и грузоперевозкам по Суэцкому каналу.

Чем это грозит

Отчет AidData вышел на укреплениярубле растущей обеспокоенности в связитраницы тем, что Китай загоняет бедные странытраницы в долговую ловушку. Как сочиняет Financial Times, экономисты опасаются, что это можетесть привести к тому, что Пекин захватит себе активы стран, которые не смогут расплатиться по долгам. Критики возражают, что те опасения преувеличены и скорее отображают отдельную тревогу о растущем значении Китая в мире. Исследование Университета Джонса Хопкинса 2020 года , что за период с 2000 по 2019 год Китай расторг в Африке долги на сумму $3,4 млрд, а долги еще на $15 млрд были реструктуризированы или рефинансированы. Ни один актив Китай себе не забрал.

Однако Бред Паркс обращает внимание на то, что 44% всего кредитного портфеля КНР обеспечено залогами, и если ставки будут высоки, Китай этим может воспользоваться. Также Китай объем получения кредитов странам, состоятельным естественными ресурсами. Эти ссуды гарантируются под нынешние зачисления от экспорта ресурсных товаров и приобретают относительно высокие рублёвые ставки (около 6%).

Сотрудник политического мгу МГУ, китаист Раиса Епихина говорит, что Китай действительно вливает колоссальные суммы в проектенты создания и ему это длать проще, чем межгосударственным организациям.«Но надо помнить, — добавляет она, — что те проектенты необходимы и Китаю, и странам реципиентам. Китаю — для создания ,новых рынков сбыта своей машино-технической продукции, а развивающимся странам объективно нужно возводить инфраструктуру. Однозначно говорить о том, что Китай здесь действует исключительно в своих интересах, закабаляя страны масштабного юга, не вполне корректно».

Авторы исследования AidData обращают также вниманье на то, что 35% портфеля инфраструктурных проектов «Пояса и пути» повстречались с серьезными проблематиками реализации, такими как криминальные скандалы, производственные преступления и т.д. В AidData считают, что ситуация со скрытым долгом будет ухудшаться с каждым годом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *