Спецотряд «Альфа» против бандитов

Георгий Збандут

Георгий Збандут

Блатная поговорка «Тюрьма — мой дом родной», не всегда соответствует реальности. Даже рецидивисты мечтают как можно скорее оказаться на свободе. История тюрем сохранила сотни способов совершить побег — от рытья туннеля до перелета через забор на самодельном вертолете, в качестве двигателя для которого использовался мотор бензопилы. Гораздо более сложным вариантом является попытка спровоцировать в зоне бунт с захватом заложников. Но и такой способ регулярно используют заключенные в разных точках мира.

Хитроумный замысел

Основным источником информации о происходящем в бараках или камерах является тайная агентура из числа самих зеков, которые за послабление режима, лишнюю продуктовую посылку с воли или по каким-то другим причинам идут на сотрудничество с администрацией исправительного заведения, выходя на связь с оперативным уполномоченным.
Таким стукачом в следственном изоляторе №1 города Саратова был некто Георгий Збандут. К удивлению администрации, он легко согласился стать осведомителем. Ведь 33-х летний Збандут был рецидивистом со стажем — за его плечами числились уже четыре срока за совершенные преступления.

Теперь он сидел в СИЗО по подозрению в убийстве своего приятеля в результате пьяной драки. А такие авторитеты, как правило, добровольно стать помощниками администрации не стремятся. Но, как потом оказалось, у Збандута был свой мотив — добиться ослабления контроля за ним.

10 мая 1989 года вступил в действие разработанный им план. После ужина обитателям СИЗО полагалась прогулка во внутреннем дворике, и во время нее, около семи часов вечера, трое подследственных, набросившись на двух женщин-контролеров, взяли их в заложники, и с помощью отнятых ключей проникли в корпус. Руководил этой операцией Георгий Збандут, а подельниками стали двое его сокамерников, все ранее судимые.

Например, правая рука главаря, Владимир Рыжков, еще в 1980 году был осужден на восемь лет за изнасилование. После освобождения стал неплохо зарабатывать водителем троллейбуса, но денег на постоянные гулянки не хватало, тогда вместе с приятелями Рыжков похитил человека и стал требовать у родственников выкуп. Но жертве удалось сбежать, а неудавшиеся киднепперы оказались за решеткой.

Владимир Рыжков

Владимир Рыжков

Третий участник группировки, Геннадий Семенютин, тоже мог похвастаться победами только на криминальном поприще Первый срок он отбывал за драку. Теперь ожидал отправки в лагерь уже по более серьезной статье.

Первая удача

Во время возвращения с прогулки Рыжков ударом кулака оглушил сопровождавшую их женщину-контролера. Ее затащили в камеру, отобрали ключи и выбежали в коридор, где взяли в заложницы еще одну надзирательницу, которой, впрочем, удалось нажать кнопку «тревога». После чего подельники бросились открывать двери камер, предлагая их обитателям присоединиться к бунту. Но составить компанию согласился только один заключенный, до этого пять раз судимый Дмитрий Левахин, получивший девять лет лишения свободы за грабеж.

Геннадий Семенютин

Геннадий Семенютин

Заблокировав двери этажа, преступники стали требовать встречи с руководством управления исправительных учреждений. Встреча состоялась, и во время нее главарь выдвинул условие: в обмен на заложников, ряды которых пополнили еще несколько заключенных, передать им четыре пистолета, 10 тысяч рублей, транспорт и возможность покинуть пределы Саратовской области. Иначе заложников, в числе которых оказался несовершеннолетний подследственный, ожидала смерть. Бандиты не шутили — Рыжов приставил к шее паренька в районе сонной артерии заточку.

Пока шли предварительные переговоры, был создан оперативный штаб по разрешению чрезвычайного происшествия, в который вошли представили местных властей и силовых структур. К сожалению, никто из них прежде с такой ситуацией не сталкивался, поэтому среди собравшихся царила растерянность.

А тем временем с третьего этажа на веревке в пищеблок была спущена записка, адресованная начальнику спецчасти СИЗО. Отправителем был один из ее агентов, и в послании он сообщил, что никто не пожелал участвовать в бунте. Более того, предложил свой план — ему тем же путем переправляют пистолет, а он, дав согласие примкнуть к беспредельщикам, ликвидирует их. Однако это предложение было отвергнуто. Зато приняли решение требования захватчиков удовлетворить, но с с корректурой. В частности, обработать патроны в
кипятке, после чего они утратят способность к выстрелу, и заправить бензобак микроавтобуса наполовину, так, чтобы минут через пятнадцать он остановился.

Пистолет с патронами передали бандитам, но оказалось, что кипячение не дало результата, что подтвердили разбитые стекла после двух пробных выстрелов. Пришлось отвергнуть и два варианта ликвидации преступников на территории СИЗО: застрелить их через окошко в коридоре по пути во двор, или оперативнику спрятаться за последним сиденьем микроавтобуса.

Атака с крыши

Оперативный штаб принял решение пойти на поведу у компании Збандута. Но все пошло не так. Бандиты, вопреки договоренностям, вышли, прикрываясь заложниками, что исключило работу снайперов. После чего, проверив, как работает мотор, Рыжков нажал на педаль газа. Сотрудникам милиции ничего не оставалось делать, как скрытно последовать за микроавтобусом Но Рыжков пошел на хитрость — свернул на улицу со встречным односторонним движением, поэтому преследование пришлось прекратить.

Когда в бензобаке микроавтобуса закончился бензин, бандиты под угрозой оружия остановили «жигули» и, выбросив водителя, сели в салон. Несмотря на объявленный план «Перехват», преступникам удалось скрыться, и к четырем часам утра стало понятно, что их след утерян.

По версии одного из источников, стражам правопорядка все-таки удалось заблокировать угнанный автомобиль. Но в салоне, кроме четырех преступников, находился еще подросток — заложник. Поэтому было решено предоставить беглецам еще один микроавтобус и пообещать не отслеживать дальнейший путь передвижения. Это обещание, судя по всему, было
выполнено.

И вот у дежурного по УВД раздался телефонный звонок. Взволнованный юношеский голос сообщил, что он является заложником, которого взяли в СИЗО, а сейчас бандиты послали его за водкой. Так стал известен адрес дома, который компания облюбовала в качестве временного убежища. Там, на четвертом этаже хрущевки, находилась квартира, где проживал
знакомый Левахина, в момент описываемых событий находившийся в командировке, вместе с женой и маленькой дочкой.

Дом был оцеплен сотрудниками милиции, и, поняв это, преступники снова начали переговоры. Они потребовали водку и наркотики, еще одну кругленькую сумму денег, а также очередной микроавтобус и самолет для вылета за границу. В противном случае Збандут пообещал, что выбросит девочку в окно, а также предупредил, что попытка штурмовать квартиру закончится гибелью хозяйки, которую привязали к входной двери.

Чтобы выиграть время, было принято решение удовлетворить требования насчет водки и гашиша, которые бандиты подняли наверх на веревке. Но от идеи штурма квартиры не отказались, спешно формируя группу захвата из числа наиболее опытных оперативников местного УВД. Однако тут последовал звонок из Москвы: никаких активных действий не
предпринимать, к месту происшествия вылетает антитеррористическая группа «Альфа» КГБ СССР во главе с ее командиром, Героем Советского Союза В.Ф. Карпухиным, получившим это высокое звание за штурм дворца афганского президента Амина.

Виктор Фёдорович Карпухин

Виктор Фёдорович Карпухин

Но спецназовец тоже был озадачен — ни ему, ни его бойцам никогда не приходилось штурмовать квартиры. В лучшем случае на тренировках они отрабатывали штурм строений с пустыми оконными проемами, а не с застекленными окнами.

По прибытии на место Карпухин отдал распоряжение — снайперам занять позиции на крыше противоположного дома и через оптику отслеживать передвижения всех находящихся в захваченной квартире. А сам отправился в аналогичную квартиру на первом этаже, чтобы ознакомиться с планировкой. И только потом принял решение — осуществить штурм с крыши через окна, используя альпинистское снаряжение.

И вот по команде «Захват!» бойцы влетели в окна. Эффект был такой, что оторопевшие бандиты не успели оказать никакого сопротивления. Впоследствии их судили. Збандут был приговорен к 15 годам колонии строгого режима, но до зоны не доехал — был убит во время ссоры на пересыльном пункте. Трое его подельников получили сроки на год меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *